Путь к себе?

Здесь вы прочитаете увлекательную повесть. «Путь к себе?»

Повествование о произошедшем той зимой мог бы подтвердить любой житель этого населенного пункта, но так случилось, что те, кто остались не могли ни говорить, ни видеть и ни дышать.

Все события были восстановлены по газетным вырезкам и редким сообщениям родственников и знакомых всех тех, кто находился тогда там.

 

Лето.

Алый диск солнца опускался в море за горизонт. Немного пожухлая трава развевалась от ветра на холмах. Проезжающие по дороге машины мчались, чтобы их хозяева успели к ужину на популярный телевизионный сериал. На краю городка было кладбище. Все в нем было немного помпезно, так безжалостно правильно... так уныло. Не единственным отличием его от других похожих кладбищ был забор, который придавал дух обреченности и запустения этого места. Для тех, кто здесь бывал впервые, все казалось странно нереальным, будто нарисованным, но все равно от увиденной обреченности и запустелого одиночества перехватывало горло.

На краю городка стояло кафе, в котором собирались в основном местные жители. Иногда заходили туристы. Каждый как мог, устраивался в городке. Весь городок был построен, как бы от здания суда. В городке была своя хлебопекарня, сыроварня, винный погреб, фабрика резинотехнических изделий, мастерская, минимаркет, бензоколонка, суд, больница и шериф. Через самый край городка проходила единственная железнодорожная ветка пригородной электрички, которая даже не останавливалась в нем. Толи он был очень маленький, толи ни кто не ездил в него, толи все, что надо было людям, у них было.

Смеркалось, Боб припарковал машину на стоянке около здания одноэтажного магазина, заглушил двигатель и стал вспоминать, что купить. Затемненные стекла машины позволяли ему сидеть в машине не замеченным. Вспоминая предстоящие покупки, он стал наблюдать за происходящим в магазине и около входа. В магазин зашли двое молодых людей, пожилая пара с внуком и собакой. Хозяин за кассой подсчитывал покупки у молодой барышни.

Только он хотел выйти из машины, его вниманию привлек какой-то странный нарастающий звук похожий на скрип. Звук был настолько высоким, что ему пришлось зажать уши и зажмурить глаза, чтобы не слышать его, но это не очень помогало. К машине кто-то или что-то приблизилось, т.е. Боб почувствовал чье-то присутствие всем своим телом. Из носа хлынула кровь. Он потерял сознание.

Боб очнулся от судорог. Внизу живота было что-то теплое и склизкое. Постепенно к нему пришло осознание того, что он сидит в луже крови. Вся рубашка была залита кровью. Двигатель машины работал. Руки свело, еле открыв двери машины он выпал из машины на асфальт, не чувствуя боли от падения, Боб начал стараться снять с себя рубашку и брюки. Кровь к тому времени уже остановилась. Он посмотрел в сторону магазина и только сейчас заметил, что все витрины, окна и двери магазина были разбиты. Было включено освещение, включая аварийное.

Возле входа лежала старушка в неестественной позе. Рядом лежало тело ее спутника. Оно было рассечено большими кусками стекла на три части. Рядом с собакой в глубь минимаркета лежал маленький мальчик, из шеи, которого торчал прозрачный кусок стекла. Собака также была проткнута насквозь стеклом. Боб испугался. Он еле встал и как мог, заковылял в разрушенный магазин, прошел не много в глубь и заметил, что все кто-то был в его поле зрения лежали на полу. Из их тел торчали куски стекла и вероятнее всего были мертвы.

От увиденной картины по изнеможенному телу пробежал холодок. Ему стало казаться, что волосы на голове разом встали дыбом. Боб попытался выбежать из магазина. Зацепившись, нога за ногу, Боб со всего размаха упал на куски битого стекла. Обуявший его ужас не дал потерять сознания от боли и Боб пополз к своей машине. Подползая к машине, он вдруг увидел себя как бы со стороны. Боб остановился, перекатываясь по асфальту, ему кое-как удалось сесть. И только сейчас полная картина его внешнего вида полностью была воспринята его мозгом. Он заправил рубашку в брюки и застегнулся. Какие-то вспышки возле машины привлекли его внимание. На них он полностью сосредоточил все свое внимание. Первые вспышки стали ослеплять его. Боб закрыл глаза.

На темной машине стали высвечиваться попеременно мигающие буквы. Сначала У, далее И, Е, Ы, Щ, Й, Т, Д, Л, С, Ю. Немного привыкнув к свету он приоткрыл свои глаза и Боб прочел всю надпись «Ты, следующий!». Увиденная фраза не на что не опиралась, а парила в воздухе. Леденящий холод сначала тело, а затем и душу сковал его. Он снова повалился на землю и не мог двинуть никакой частью своего тела, казалось, что он даже забыл, как дышать. Обречено Боб закрыл глаза и стал умирать. Заваливаясь на бок, где-то далеко далеко Боб услышал звук полицейской машины.

Из полицейского протокола:

27 июня 20:55 был получен телефонный звонок о каком-то странном звуке возле минимаркета.

В 21:05 полицейский патруль обнаружил разрушенный магазин и множеством мертвых людей возле него.

В 21:25 место происшествия было оцеплено.

В 22:35 прибыли шериф и следователь.

Из доклада шерифа:

По прибытию было обнаружено 17 погибших людей, один в обморочном состоянии и одна мертвая собака. На лицо было ясно, что все без исключения погибшие были убиты одинаково, т.е. в их телах находились большие куски стекла. В самом магазине других разрушений не было замечено. Странность была одна: все люди стояли возле внешней бывшей стеклянной стены, и создавалось впечатление, что они подошли к ней, чтобы на что-то или на кого-то посмотреть на улице.

При осмотре тел погибших можно было предположить, что все мертвые люди перед смертью смотрели в одну точку или область на стоянке. Лица всех выглядели одновременно счастливыми и испуганными.

От магазина тянулся кровавый след к машине марки DODGE, возле этого небольшого минивена был обнаружен живой человек в бессознательном состоянии. Боб Тортон, 29 лет, холост, житель этого городка. Со слов ранее прибывших патрульных на кузове его машине они заметили светящуюся надпись: «Ты, следующий!». Данная надпись бесследно исчезла через 15 минут, так что ее существование не смогли подтвердить другие патрульные прибывшие немного позже.

Больница

Боб открыл глаза. Он стал постепенно приходить в себя. Когда открытые глаза приобрели осмысленное выражение, он увидел больничную койку, белые стены, мерно гудящие лампа дневного света в чисто белой палате. Пощупал забинтованную голову, заметил стоящую рядом капельницу, которая была на половину заполнена. Полностью очнувшись и придя в себя, он стал постепенно вспоминать последние происшествия возле магазина.

Вошла медсестра. Он выдавил из себя подобие улыбки. Даже от этого небольшого действия у него свело шею, но мышцы на спине сразу расслабились. Она подошла к нему, спросила:

– Как вы себя чувствуете?

Боб попытался ответить, но только смог что-то не раздельное прохрипеть.

Медсестра сочувственно посмотрела на него и по-матерински попыталась успокоить. От такого отношения Бобу стало немного легче, сестра это заметила и заговорила с ним.

– Вы сможете полежать минут 10 спокойно, пока я буду искать дежурного врача?

Боб постарался и кивнул ей. Она сразу вышла.

Вошел пожилой мужчина в халате и карточкой врача на груди. Поздоровался.

– Боб вы были без сознания 28 часов. Все проведенные анализы показали, что ваше физическое состояние на грани полного истощения. Кровотечение из носа ослабило еще ваши силы, но вы молоды и быстро пошли на поправку пока спали.

– Утром я сообщу шерифу, что вы пришли в себя. У него есть несколько вопросом к вам. А, сейчас спите. Это пойдет на пользу вам больше, чем лекарства. Спите.

Боб сделал над собой усилие и еле слышно смог произнести:

– Что со мной случилось?

– Что с вами могло произойти не могу сказать, так как меня не было рядом с вами, когда это произошло. Да и сейчас сложно делать какие-то выводы, но после проведения повторных анализов будет видно в каком состоянии сейчас ваш организм.

Боб попытался еще несколько раз что-то спросить, но тщетно. Резкая боль в голове и носу заглушила все его желания, и в его мозгу появилось отчетливое желание заснуть. Через 7 минут он уже спал.

Доктор что-то записал в карточке больного, посмотрел на него внимательно и вышел из палаты. Проходя мимо медсестры, подмигнул ей и загадочно улыбнулся.

Утро

Он находился в лодке, греб и управлял ею руками. После долгих и мучительных усилий он понял, что лодка вместе с ним кружится по кругу. Только сейчас, отвлекшись от катания в лодке, он отчетливо впервые стал ощущать какую-ту силу, которая подгоняла лодку.

Двадцать восемь, лето, дом, грудь, роза, шторы, семнадцать, колонки, скрип.

Во сне Боб снова услышал этот звук. Реакция организма была такая же. Холодок пробежал по всему телу, холодный липкий пот выступил по всему телу и крепко сцепил его с больничной простыней.

Но Боб все еще спал. Он остановил свою машину возле минимаркета, зашел в магазин купил 6 банок пива и чипсы. Расплатился и вышел. Подошел к машине, открыл дверь, бросил на соседнее сиденье свои покупки. Вдохнул полной грудью свежий вечерний воздух. Вспомнил о своей подружке и собрался уезжать.

Садясь в машину, он развернулся к магазину, только сейчас Боб увидел разрушенный магазин и мертвых людей. Боб почувствовал резкое похолодание на улице. Он выдохнул струю пара на переднее стекло своего автомобиля, в тумане которого стали появляться светящиеся буквы. Он не стал зажмуриваться или сила света была слабее. После необычной пляски появляющихся попеременно букв, он сумел прочесть туже самую фразу полностью: «ТЫ, следующий!»

В липком поту, с криком ужаса и глазами полными испуга было ознаменовано следующее его пробуждение в этом мире. Было утро. На полу лежала его капельница. В палате никого не было.

На дикие вопли Боба в палату заглянула медсестра. Она посмотрела на больного, в койке, на датчик его сердцебиения и давления, эти показатели были необычайно низкие. Заметила валяющуюся на полу капельницу. По-матерински сказала: «Т-ш-ш-ш – это только сон». Она ушла, а через некоторое время в палату вошли доктор и местный шериф.

Шериф был, подтянут, загорелый, но уже в таком возрасте, когда человек говорит: «А вот, тогда-то, то-то или то-то», «А вот был еще случай». Не смотря на возраст, по нему было видно, что он знает свое дело, и выполняет его четко, но, не бездумно следуя инструкциям, а своевременно и целенаправленно решает возникающие противозаконные нарушения на благо горожан.

Видя плачевное состояние пациента, доктор разрешил шерифу задать только несколько наиболее важных вопросов. И врач попросил медсестру выйти вместе с ним.

– Дружище, ты, помнишь, как тебя зовут.

– Да, Боб Тортон, – чуть слышно произнес Боб. Боль в горле осталась, но маленькая и далекая.

– Что ты хотел купить в магазине?

Только сейчас Боб понял, точно такой же вопрос, возможно, спас его от того чего он не видел или не мог увидеть, а только слышал и ощущал.

– Чипсы и пиво.

– Ты единственный кто уцелел возле того минимаркета, так что мне придется еще раз прийти и поговорить с тобой, если ты не против. Скажем завтра, когда ты более окрепнешь. Сейчас ты, честно говоря, выглядишь не очень. Постарайся парень вспомнить, что-нибудь. Ты очень поможешь мне и родственникам погибших, ну и себе конечно.

Вошли доктор и медсестра.

– Ну, давай пока, завтра будь готов — сказал шериф.

Выйдя из палаты, шериф подумал про себя, парень вполне обыкновенный. Почему же все, кто находился в магазине, сразу стали смотреть на него или еще на кого ряжом с ним, даже ребенок с собакой. Странно. Надо больше узнать о нем и его образе жизни.

До участка шериф добрался за три минуты. Позвонил жене, предупредил ее, что приедет обедать, и что хотел бы съесть на обед. Сел за телефон и стал набирать окружное отделение шерифа. Запросил все имеющиеся данные на этого парня. Через пятнадцать минут после его звонка ему перезвонили и передали факс с короткими данными о Бобе Тортоне, большую часть которых шериф итак уже знал.

Боб Тортон, холост, 29 лет, номер социального страхования такой-то, медицинская страховка такая-то, работает слесарем в автомастерской, точнее у Джо, учился в колледже, но по каким-то причинам бросил. Его семья обеспеченная, отец владелец книжного издательства, мать секретарь. Имеет старшего брата и младшую сестру. С детства увлекался техникой, что и послужило выбором профессии после того, как оставил колледж.

Прошло три долгих дня. Боб чувствовал себя лучше и совершенно поправился. Единственным сдерживающим фактором нахождения в больнице были опасения врача относительного такого быстрого выздоровления подопечного больного. И врач убедил родных, да и самого Боба. Он уверил, что есть смысл пройти более детальное медицинское обследования и дождаться результатов для уточнения и подтверждения выздоровления.

Беседы Боба с шерифом ничего более не прояснили, ни для него самого, ни для шерифа. Боб более ничего не смог припомнить, а шериф уже и не знал, что еще спросить у единственного уцелевшего свидетеля. После пятого безрезультатного посещения, выходя из палаты, блюститель порядка пришел к выводу, что это странное происшествие останется самым невероятным и не понятным событие за всю его карьеру. Помощи в расследовании ждать было не откуда. Парень ничего не мог вспомнить.

Единственным мучившим его вопросом была только необходимость, точно и верно объяснить родственникам погибших, что и как произошло в тот вечер у минимаркета. Что было сделано в расследовании и каковы результаты предпринятых усилий.

Результаты обследования удовлетворил доктора, и он выписал Боба из больницы с обязательным условием проверки его состояние через неделю. А еще через три дня Боб приступил к своей работе в автомастерской.

Первый месяц.

Хотя Боб понимал, что событие происшедшее с ним со стороны воспринимается полнейшим бредом. Его попытки объяснить самому себе логическими методами раз за разом приводили его в такой же логический тупик. Боб бросил эти бесплодные попытки и полностью погрузился в свое любимое дело, а через десять дней он уже не так много помнил ужасных деталей того происшествия. Да и особенно не хотел вспоминать. В его памяти оставались только кровь, скрипучий звук, надпись, стекло и маленькая мертвая собака.

Все казалось, в его жизни было на прежних местах. Только распорядок суток стал изменяться не подвластным ему способом. Создавалось впечатление, что его как будто бы затягивает куда-то. Дневная жизнедеятельность его организма стало разительно отличаться от ночной жизни.

Первую неделю дома никак не мог заставить себя уснуть ночь. У него стали появляться невероятные, частые и не человеческие мысли. И самым невероятным было то, что они были все не его, он их просто слушал, как слушают радио, не зная, что делать с этим появившимся ночным радио. Которое, похоже, передавало не столько для него, а, сколько само по себе. А спать так и не хотелось. Сон не шел, овцы и еще кто-то не помогал, а потом и не удавалось.

На исходе недели ему многое удалось услышать. Почему шатаются деревья. Как дует ветер. Как пахнет море, когда оно спокойное или волнуется. Как занимаются сексом его ближайшие соседи, о чем орет ночью соседский кот, куда бежит крыса, и что ее сейчас большего всего тревожит. О чем мечтают пчелы, кого ненавидит трава, как радуется листва во время дождя и легкого ветра. Боб пришел к выводу, что ночью жизнь намного интересней и насыщеннее, хотя и не лишена хаоса и спонтанности.

Двадцать, луна, синий, дуб, ствол, ракета, тьма, атом...

Приближались, первые после больницы, выходные. Вечер был ясным и теплым. На темном-темном небе мерцали миллионы звезд. Боб стоял на веранде своего маленького домика и наслаждался открывающимся великолепным видом с нее. Вдруг совсем близко над ухом он услышал молящий зов о помощи.

Боб дернулся, обернулся, но никого не заметил. Настойчивый зов повторился громче. В темноте он стал ощущать чье-то маленькое присутствие. Все его чувства напряглись в поиске молящего, и рядом Боб заметил ночного мотылька. Интуиции подсказала, что мотылек зовет именно его, но разум и его опыт отказывались, верит в происходящее. Тело подчинилось зову. И Боб побрел за мотыльком.

Мотылек привел его к упавшему дереву в ближайшем парке. Мотылек показал ему, зачем он его позвал. Приобретенная возможность видеть ночью, как днем помогла Бобу в самом начале. Но мозг подсказал ему более практичный вариант. И Боб воспользовался зрением самого мотылька, он увидел весь парк его глазами.

Деревья были покрыты светящимся зеленым покрывалом. Воспринимаемый запах напомнил ему домик у озера. А пострадавший мотылек пульсировал, как полицейская мигалка, красным светом.

Видя причину обеспокоенности маленького крылана, Боб решил, что не сможет поднять лежащее дерево, но все же решился попробовать. Он взялся руками за толстую ветку, уперся ногами в землю, немного присел. Мышцы ног и спины напряглись, и неожиданно легко Боб поднял мешающий мотыльку край дерева.

Свобода. Он был свободен. К нему подлетел его помощник, который позвал на помощь Боба, и они стали кружить над ним. Картина увиденная Бобом глазами мотылька ошеломила его до глубины души. Мотылек сменил красный цвет на ярко голубой. Оба мотылька взлетели и стали кружиться над ним в благодарность за его существенную помощь. Боб снова стал видеть своими глазами. Оба мотылька еще немного покружили над ним и улетели в темноту.

Данное событие всколыхнуло в нем самые разные чувства, которые дремали в нем с самого детства. В его движениях появилась легкость и раскрепощенность. Все взрослые проблемы стали чем-то не значительным. Погруженный в свои воспоминания и переживания он дошел до ближайшего бара. Когда вошел внутрь, очнулся.

Спокойная музыка и немного посетителей это все что сейчас ему было нужно. Заказал пиво. Потом еще. Двойной виски. Текилу. Еще, еще. Шампанское, чай. Стопку водки. Мартини.

В голове его стало ясно, как звездное небо в этот прохладный вечер. Боб попытался еще что-то заказать, но бармен остановил его и больше не наливал. Понимая, что больше ничего не добьется здесь в этом баре, Боб вышел из него. На улице свежий воздух придал ему не много благоразумия. И шатаясь, пьяный он побрел домой, благо до его дома было не так далеко.

Путь его лежал через пустырь. Он почувствовал где-то на пустыре опасность, но пьяный разум не откликнулся и Боб продолжал идти навстречу опасности. В темноте его глаза уловили несколько фигур группы людей, от которых и исходило это опасное и притягивающее чувство. Он приближался вплотную к ним. У него в голове опасность просто завопила с такой силой, что мозг обратил внимания на создавшееся теперешнее положение.

– Стой парень, у тебя есть то, что принадлежит нам?

Такое начало Боба не очень удивило и еще сильнее рассмешило. Видимо со школы и эти несколько лет ничего не изменилось в плане того с чего начинать приставать к человеку, когда чувствуешь передним свое численное превосходство, тем более в группе себе подобных.

Впервые, у Боба не возникло ни каких тревог в связи с предстоящими трагическими событиями. Неожиданное все его тело качнулось в сторону группки подростков, и Боб увидел все происходящее как бы со стороны, вернее как далее оказалось глазами стороннего наблюдателя, который спокойно сидел на мусорном баке поодаль на безопасном расстоянии. Он увидел всю теперешнюю сцену глазами кота. Все было черно-белое и плоское.

Находясь в «шкуре» кота Боб, отчетливо увидел, что его тело резко отклонилось, во время этого наклона лицо было повернуто в сторону от места события. При следующем повороте головы все заметили, что вместо лица на нем находился звериный оскал и мгновенно выросшие зубы как у вампира.

Испуг на лицах нападавших, и крики ужаса буквально сковал движения всех кроме Боба. Среди людей на пустыре быстрее всех двигалось только тело боба. Оно подбежало к ближнему и укусило его в шею. Боб почувствовал пьянеющую сладость во рту и в мозгу.

Дальнейшее происходило в гротескной пляске. Нападавшие поменялись ролями с жертвой. Жертва превратилась в хищника. Этот зверь с бешеной скоростью разделался со своими жертвами один за другим. Когда все завершилось, зверь сиганул в темноту.

Тут же Боб переместился в него. Зверь остановился, звериная гримаса преобразилась в уставшее лицо Боба, и мозг полностью отключился от происходящего. Тело на автопилоте добралось до домика.

Войдя Боб, пришел в себя. Свет не включил, а стал пробираться на цыпочках по комнате сквозь темноту боясь кого-то разбудить. Натыкаясь на мебель он со стуком опрокинул журнальный столик с лампой, Боб медленно пробирался в ванну. Он увидел слабый свет в ванной и перепугался, что его кто-нибудь увидит, а когда открыл дверь, то закричал: «Н-но-о!» – так громко, словно бык с мегафоном.

Не много успокоившись, он стал осознавать, что это было. Боб съехал на пол, прислонившись к стене. Его голова была повернута налево и вверх. Взгляд его постепенно сфокусировался на светящемся объекте. Это была надпись. Поверх душевой шторки светилось: «Понравилось? Это еще не все!»

Надпись исчезла сразу после прочтения им. Как будто бы она знала, что ее прочитали. Она прочно отпечаталась в мозгу. Он встал, снял с себя всю одежду и засунул ее в стиральную машину. Включил ее.

Едва не падая, постоянно натыкаясь на мебель Боб, добрел до кровати и со всего размаху с грохотом рухнул на нее.

На работу

В это утро он поздно очнулся от кошмарных снов. Уже за окном зашумели проезжающие мимо машины. Боб услышал гудок фабрики. И чей-то оживленный разговор на улице.

Он окончательно проснулся оттого, что телевизор включился и стал играть странную музыку. Она, казалось, играла в обратном порядке, а клип шел реверсом. Он порылся под подушкой, нащупал и вытащил пульт. Попробовал переключить канал, но тщетно пальцы не слушались. Ощутив головную боль, он усилием воли посмотрел на телевизор и приказал ему выключиться, тот погас.

Что сейчас его больше всего занимало, так это головная боль. Он перевернулся и стал постепенно вспоминать о прошедшем вечере. «Дойдя» до бармена, который отказался его обслуживать, Боб понял причину своей боли, но он не очень отчетливо представлял себе, как попал в свою постель.

Понимая, что уснуть уже не получится, Боб встал и поплелся в ванную. Выполняя утренний моцион, увидев себя в зеркале, он заметил, что выглядит счастливым, хотя немного не брит. Только сейчас он вспомнил, что уже неделю ни как не мог заснуть.

– Неужели, чтобы выспаться, нужно так напиться? – спросил он сам себя.

Оделся, позавтракал Боб пошел на работу. Все утро его не покидало чувство того, что он отдохнул на самом деле, так как ни разу не отдыхал.

На работе заказов было мало, но Боб не спешил их выполнять. Он то знал, что сможет их доделать всего за несколько минут. Такая самоуверенность немного пьянила его так сильно, как только это мог позволить его разум.

Не спеша, Боб ковырялся в одной за другой машинах. Монотонный труд позволял параллельно вести размышления на разные темы. Сейчас он обдумывал свою новую возможность понимать язык живой природы. Каждую ночь, слушая свое «радио», Боб все чаще ловил себя на мысли, что каким-то непостижимым образом мать-природа открыла именно для него свои объятья.

От такой сопричастность к природе в душу его царил покой и умиротворенность. Продолжая работать под машиной, Боб увидел надвигающуюся армаду рыжих муравьев.

Муравьи постепенно стали окружать его на полу. Сначала Боб не особенно заботили приготовления этих муравьев. Но вот в один из моментов все муравьи разом стали нападать на него и кусать. Они стали залезать ему под спецовку, в уши, в нос и в рот. В такой безвыходной ситуации Бобу стало казаться, что именно им сегодня будут ужинать муравьи.

Он попытался вылезти из под машины, стал кататься под ней стараясь наиболее большее число муравьев стряхнуть с себя. Выкарабкавшись на более открытое, место Боб попытался встать. Тут его нога зацепила за что-то торчащее из земли. Это была чья-то рука зажата в кулак. Боб очень сильно испугался. Дыхание его сперло, он почувствовал, что дышать ему становилось все труднее и труднее.

Только сейчас его разум трезво взялся за разрешение ситуации. Быстро и четко оценив, что к чему, Боб протянул свои руки к закопанной руке на полу. Приложив титанические усилия, Боб разжал кулак. Там он обнаружил записку: «Это еще не все!».

Его дыхание стало более сдавленным, дышать приходилось с еще большим трудом. Сквозь пелену тишины, очень очень далеко он услышал яростный приказ: «Боб очнись!» Он резко открыл глаза. Посмотрел вокруг, он находился все еще под машиной. Рядом стоял Джо и буквально кричал ему: «Что с тобой Боб? Очнись!»

– Ты жив? Что с тобой? Я подошел к тебе, что-то спросил, а ты молчишь. Лежишь там себе под машиной, молчишь и вроде бы не дышишь! Черт возьми, что с тобой?

– Я просто задумался?

– Да, а кто из нас не задумывается во время работы? Только все при этом дышат и стараются отвечать или хоть как-то реагировать на посторонних людей.

– Хорошо Джо. Я не заметил, как заснул, пока работал. Мне приснился странный сон. И ты не поверишь, но именно ты спас меня, тем, что вовремя разбудил.

– Да уж. Ты Боб отличный работник, но для меня важнее здоровье тех с кем я работаю. Так что давай, переодевайся, и поезжай навести доктора. На сегодня ты свободен.

– Но Джо я себя отлично чувствую.

– Видел бы ты себя сейчас в зеркало? Давай вылезай.

Боб пошел в раздевалку, принял душ и переоделся. Сел в машину и поехал в ту самую больницу, в которой его лечили после происшествия. Оказалось, что тот самый доктор был на дежурстве.

– Добрый день доктор. Со мной около часа назад произошло странное событие. На работе я заснул и увидел сон. Сон был, конечно, странный, но при этом, как говорит мой напарник, я лежал, и не дышал. Во сне мне казалось, что с очень большим трудом дышу. Может быть, посмотрите меня сейчас, так как я только из-за этого уехал с работы. Может мне нужно что-то, лекарства или витамины.

– Хорошо, но все анализы займут у вас какое-то время. Подождите меня, сейчас я захвачу предыдущие анализы и подойду.

Боб обрадовался, что удалось встретить знакомого врача. Он внушал ему доверие.

Они вместе пошли в отделение для сдачи анализов. По дороге доктор ему объяснил, какие анализы у него возьмут. Все процедуры прошли довольно быстро. Боб сел в зале ожидания и стал ждать результатов.

Прошло 40 минут. Открылась дверь одного из кабинетов. Из него вышли два врача и, не слова не говоря, направились к нему. Выражение их лиц Бобу не понравилось. Первый – знакомый врач, а второй был психиатром, так гласила табличка на его груди.

– Пойдем Боб в мой кабинет. — Предложил один из них.

Войдя в кабинет, ему предложили сесть. Тоже сделали и врачи. Знакомый доктор открыл его больничную карту и, достал какие-то бумаги. Вероятнее всего это были результаты.

– Знаешь, Боб, результаты твоих анализов, что ни на есть самые прекрасные. Рассказанное тобой меня натолкнуло на мысль, что тебе вероятнее всего есть смысл обратиться к психиатру. Это доктор Рейд. В нашей больнице он занимается такими вопросами.

– Доктор Рейд, если я правильно понял вы хотите помочь мне в том, что утверждает только мой напарник или вы считаете, что то происшествие каким-то образом повлияло на мою психику.

– Мистер Тортон я нахожусь здесь только по просьбе своего коллеги. Если вы сами не считает, что вам необходима психиатрическая помощь, то, пожалуй, вы можете встать и уйти в любую минуту. Вас же здесь никто не принуждает к этому.

– Я могу встать и уйти в любую минуту. Хорошо, меня на самом деле одолевают в последнее время странные события.

Боб рассказал о видение обеих светящихся надписей, о повторениях этих надписей в своих снах. Но умолчал о слышимых им мыслях, подумал, что этому вряд ли кто поверит и примет их всерьез.

– Вы знаете, мистер Тортон, что это простой пост синдром после переживаний. Вы уцелели один в той страшной трагедии. И вследствие этого вы испытываете небольшой дискомфорт от этой мысли. Многие люди после таких переживание, задавая себе вопрос: А почему собственно я уцелел? Испытывают сильное эмоциональное расстройство…

Пока доктор Рейд говорил, неожиданно для себя Боб услышал в своей голове это «радио». И, оно вещало от лица сидящих перед ним врачей. Первый считал, что парень рано вышел на работу: Надо было ему еще дня два отдохнуть или сменить обстановку на выходные и все пришло бы в норму. Второй, думал о каких-то прекрасных морских пейзажах, и казалось, пытался навязать эти великолепные картины ему Бобу. Боб пришел к выводу, что первый действительно хочет помочь ему, а второй стремился заставить думать его о красном крокодиле.

Боб встал, сказал: Что я так и поступлю. Подмигнул первому доктору, попрощался и вышел. Заехал на работу обговорил с Джо эту ситуацию и, уехал в домик отца на озере.

В домике. На природе.

Находясь на лоне природы, Боб на самом деле пришел в себя, выспался и окреп. Вечерами он наблюдал, когда солнце опускалось, и сад наполнялся вечерними ароматами. Больше всего он любил это время. Здесь он постепенно стал «приходить» в себя. Он понял, что что-то у него появилось, и много размышлял над тем, каким образом это, возможно, использовать, не навредив себе.

Шестнадцать, Марс, бабушка, кит, радуга, затонувший корабль, петля.

К четвергу закончились продукты. Утром Боб поехал в соседний городок в магазин. В магазине он бродил около часа пока не подкатил, набитую до верху тележку к кассе. Расплатился и покатил ее к своей машине. Подрулив к Dodg’у, Боб открыл багажник. К магазину подъехала машина. Из нее вышел мужчина и пошел за покупками. Следом вылез маленький мальчишка с большой собакой. Мальчик стал играть с ней рядом с машиной. После нескольких попыток заставить собаку выполнить какую-то команду, мальчик решил попробовать еще один способ воздействия. Он достал свисток, свист которого слышат только собаки.

Мальчик один раз посвистел в него. Голову Боба обожгло, словно ударом огненной плети. Боб сначала не понял, отчего это происходит. Далее мальчик повторил более долгим свистом, пес для которого предназначалась команда, встал, как вкопанный и стал наблюдать за Бобом.

Боб схватился за голову, судорогой свело все тело. Он упал, лежа на асфальте, его тело продолжало конвульсивные движения, казалось, что еще немного и от свиста невероятной частоты все его тело разлетится на сотни кусочков. Пес, наблюдавший за всем этим, позвал Боба в себя, и он переместился в него. Боль тут же прошла, до его теперешних ушей долетала лишь приятная слуху трель. Разглядывая свое бьющееся в конвульсиях тело, Боб заметил улыбку на губах своего лица.

Все событие происходило как будто в замедленном ритме, и казалось, длилось минут 15. На самом деле, все произошло настолько быстро, насколько хватило терпения и дыхания у мальчика. Так как собака не обращала на него внимания, он прекратил бесплодные попытки. Свиток перекочевал в карман куртки.

Боб поблагодарил пса и переместился лежащее на асфальте тело. Поднялся, выгрузил все свои покупки и на максимальной скорости поехал прочь от магазина.

У дерева.

По пути стал рассуждать, что он услышал, и одно только воспоминание об этом привело все тело к параличу. Это ему чуть не стоило жизни, благо перед этим был поворот, так что Боб значительно сбросил скорость движения. Кое-как ему удалось остановить машину. Открыл дверь машины и вывалился из нее на траву возле большой корабельной сосны.

Привалился к нему и стал потихоньку приходить в себя. Находясь в полу трансе, он ощутил возле себя какую-то мощную древнюю силу. Эта сила позвала его. Сначала тихо, потом громче, но по-отечески настойчиво. Сила стала обволакивать его душу, ум и сердце, Бобу ничего не оставалось, как полностью, без страха, довериться ее натиску.

Его взгляд стал "подниматься" вверх по дереву. Тут к нему пришло осознание того, кому принадлежит эта сила. Этой мощью обладало дерево, возле которого он сделал привал. В окружении материнской заботы Бобу стало спокойно и хорошо. Его душа стала наполняться живительной энергией. Мозг полностью прояснился. Вместо отрицательной энергии к Бобу пришла тоскливая мудрость и умиротворенность этого леса. О дерева Боб узнал всю историю рождения, роста, пожара, восстановления и самое удивительное о миграции леса. Он узнал способы защиты от непрошеных гостей, о чувствах деревьев, о мощи ветра и дождя, но самое главное открытие его ждало впереди.

Боб вместе с деревом чувствовал все, что происходило с ним. А именно, как с кончиков листьев от солнца происходит накопление энергия. Ее регенерация и накопление. Какая сила приходит из земли. Как эти силы встречаются и сосуществуют рядом. Как происходи фотосинтез. К вечеру стал вместе с деревьями наблюдать за заходом солнца, за тем, как затихают дневные животные и просыпаются ночные.

К вечеру сила, позвавшая его, вернула в его тело, которое осталось возле дерева. В голову Бобу пришло все то, чему научились деревья за свою жизнь. В его движениях появились легкость, упругость, уверенность и мощь. Он стал больше доверять своей интуиции. Понял, что она также необходима человеку, как нужен его ум и мозг. Боб понимать, что может предсказывать события на короткое будущее. По дороге домой Боб попробовал эту новую возможность.

Боб каким-то образом увеличил свою способность видеть вокруг себя. Он как радар стал немного заглядывать вперед. Постепенно поняв механизм, и уже стал замечать мелкие детали впереди машины метров на сто. Тут он заметил раненого мотылька, который по асфальту полз после встречи с идущей впереди машиной.

Машина остановилась, Боб нашел его в темноте, поднял. Мотылек сказал Бобу, что ему поможет пыльца любого цветка. Боб сошел с дороги. Направился к лугу и только сейчас вспомнил, что уже вечер, а ночью цветы закрывают свои бутоны.

Боб остановился. Мотылек обречено вздохнул: – Оставь меня возле того растения, у меня еще хватит сил встретить первый луч солнца в последний день моей жизни. Сила, полученная от старого дерева, подсказала ему, что, возможно, сделать в создавшейся ситуации. Он попробовал успокоить раненого. Подойдя к выбранному растению, Боб наклонился, и стал шептать что-то ему. Этот цветок немного встряхнулся, как будто ото сна. И взглянул Бобу в глаза и затем на раненого мотылька.

Боб обратился с просьбой к разбуженному цветку. Тот в свою очередь с огромной радостью откликнулся на просьбу. Не смотря на вечер и полумрак, цветок раскрыл свои объятья. Боб положил внутрь мотылька. Тот в свою очередь преобразился. Ожил, зашевелил усиками и крыльями. Глаза его прояснились. Окрепший мотылек взглянул на своего спасителя. Цветок зевнул и стал медленно закрывать свои объятья. Мотылек остался внутри.

Боб добрел до машины. Открыл дверь, сел на сиденье. Посмотрел в полумрак луга, задумался. В его голове ясно отпечатался опыт необычного свойства приобретенного им. Он открыл в себе возможность сотрудничества с живыми существами, которые в прежней его жизни были ничем или точнее он не замечал их существование. Пока не сталкивался лоб в лоб с ними.

Где-то глубоко внутри своей души Боб заметил маленькую ненависть. Он стал наблюдать за ней. Как она мечется, пытается найти пищу для роста, но в данном состоянии души ей не было чем поживиться.

Труднее всего было привыкнуть к этой ненависти, хотя ее, конечно, тоже понять можно. Подгоняемая неумолимым напором времени, она старалась найти слабое место в душе Боба, и вырасти до отвратительнейшего чудища. Неожиданно, как яркая вспышка, в его памяти всплыла картина происшествия на пустыре, только в этот раз Боб был тем самым чудовищем. Также неожиданно эта вспышка прервалась, оставив внутри ощущение покоя и свободы.

Продолжая сидеть в машине, Боб где-то далеко услышал песню, которую пела в детстве мама. За время звучания песни Боб успел всей душой привязаться к не замысловатым словам, населяющим эту спокойную и мелодичную симфонию. В его душу влилась радость. Он стал радоваться, как дети, подсчитывая, сколько им удалось насобирать фантиков от конфет.

Боб посмотрел на свои часы. Было около полуночи. В тот самый миг, когда на часах встретятся большая и маленькая стрелки на цифре XII, наступит событие силу, которого только что почувствовал Боб.

Поняв, что она ему ни чем не грозит, если он уедет отсюда. Боб закрыл дверь и поехал к себе в домик. По дороге машину затрясло, это было небольшое землетрясение.

Сто двадцать, ему лучше, тире, солнце, электрон, нож, старые ботинки, шторм.

Остаток недели Боб провел в размышлении и наблюдении за происходящим вокруг себя. Единственным мерилом всех событий для него стал опыт, которым поделилось с ним мудрое дерево, которое было старше Боба в десятки раз. Постепенно Боб стал замечать определенную взаимосвязь между события вокруг него. Он стал понимать и замечать моменты, в которых что-то зависит от него. И увидел путь обходить те, когда ни чего не в силах изменить.

В воскресенье после захода солнца Боб поехал в городок. Он решил, что уже достаточно отдохнул. Но в его порывистом желании было еще что-то.

Снова работа.

В понедельник Боб поехал на работу. Работы было много, но Боб чувствовал желание поговорить с Джо. Боб специально выбрал место работы поближе к Джо, и они стали болтать. Джо был старше его лет на 30 или даже больше. В его речах и решениях была мудрость. Только сейчас почувствовал ее Боб в нем. В данный момент он уже мог сравнивать мудрость человека с мудростью дерева.

Самые большие расхождения Боб заметил сразу. Они касались в основном того, что в мудрости Джо было больше внутренней агрессии, было больше работы над способами справляться и управлять ею, а также наслаждения от власти над ней. Напротив, в мудрости дерева было больше умиротворенности, спокойствия и наслаждения этим спокойствием. Боб пришел к выводу, что человек мечется в своей короткой жизни от одного к другому пока не придет к решению. Это решение будет выражать его отношение к происходящему в его душе. И единственное, что было центральным моментом в этом сравнении, это было наслаждение, и огромное стремление к нему. Но каждое живое существо стремилось к своему.

За беседой день закончился быстро. Боб поехал домой. По пути заехал в магазин. Купил салат, красное вино и мясной полуфабрикат. Доехал до дома. Поднялся к себе, размышляя, что приготовит себе на ужин. Достал из кармана ключи, подошел к двери.

В эту минуту Боб услышал дыхание ярости и понял, что ощущения его не подводят. В доме кто-то был. Наступившая тишина предупреждала о приближении чего-то важного и опасного, она подкупала. В это самое мгновение он обратил внимание, что даже комары притихли перед приближением чего-то или кого-то. Ночные сумерки еще более навалились на него.

Чувство страха овладело им. Не много сковало его тело. Из глубины души стала подниматься обретенная им мудрость дерева. Небольшая борьба между страхом и обретенной мудростью быстро закончилась. Он успокоился и почувствовал вероятную возможность выигрыша.

Боб открыл замок. С силой толкнул дверь. Готовый встретиться с чем угодно в он уверенно шагнул в комнату. В черной темноте комнаты Боб заметил движение. Необходимость включать свет отпала, когда Боб перестроил свое зрение, стал видеть как днем.

Два огромных пса наблюдали за его движениями, готовые напасть в любое удобное мгновение. Их тихий утробный рык пугал больше чем угрожающий вид. С огромных клыков на ковер капали слюни. Мгновенно Боб оценил ситуацию, и бросился на них.

Вместе с ним оба пса бросились на него одновременно. Не пытаясь защищаться от нападения, Боб нанес ближайшему псу мощный удар по голове. Тот взвизгнул, но в этот самый момент второй вцепилась в бицепс правой руки мертвой хваткой. Первый отлетел к стене и ударился об нее. От тяжести вцепившегося в него пса Боб повалился на правый бок, но успел подставить колено. Упавший пес снова поднялся, мотнул головой, нашел его в пространстве и снова двинулся на него. Боб попытался нанести свободной рукой вцепившемуся в руку псу, но другой в прыжке вцепился в бицепс левой руки. Под тяжестью обоих псов Боб оказался на коленях. Два здоровенных пса удерживали его в таком положении, не давая пошевелить руками. Более не пытаясь, что-то с ним сделать. Их хватка не ослабевала.

Боб осознал, что свою цель псы выполнили, они покорно ждали появление кого-то еще. В воздухе под самым потолком на очень высокой частоте Боб услышал хлопок. И перед ним появился кто-то темный. Он его не видел, но понимал, просто там, где находился появившийся, меркло все, и присутствовала только тьма. Рассмотреть появившегося не получалось по простой причине, что Бобу с его зрением ни как не удавалось сфокусироваться, в том месте создавалось впечатление быстро двигающейся темноты.

– Да, Боб ты еще так слаб. Что тебе надо чтобы использовать свою силу вместе с приобретенными знаниями? – голос этого существа не был похож ни на что. Бобу показалось, что, так как он его слышит только он у себя в голове. Псы, должно быть, слышат его по иному.

– А ты откуда меня знаешь?

– Ты сам то, что думаешь по этому?

– Откуда мне знать?

– А, ты у нас такой не догадливый? Ты даже представить себе не можешь, сколько я тебя искал и ждал. Долгих 900 часов.

– Да и зачем я тебе? Если ты так долго меня искал, пришел бы и постучал в мою дверь. Я ведь не бегаю ни куда.

Боб попробовал управлять правым псом. Он приказал разжать челюсти. Только стало получаться, как какая-то сила из вне сжала челюсти пса сильней.

– Ты молодец, учишься немного, но только очень медленно. Только моя скука по родным заставляет возиться с тобой, поэтому мы с тобой очень сильно подкорректируем график обучения, т.е. максимально ускорим его.

– Причем здесь твои родные? – после этого вопроса Боб подумал о том, что же будет с его родными.

Тоска, охватившая его, казалось, передалась держащим его псам. Их хватка ослабла на столько, что Боб смог вырваться. Воспользовавшись этим, Боб резко бросился на посетителя. Его рука коснулась чего-то липкого. Ему показалось, что он ухватил за черное одеяние его. Боб резко дернул рукой эту липкую материю, стараясь как можно сильнее и быстрее стянуть весь наряд посетителя.

Но из этого ни чего не вышло. Раздался хлопок. В своих руках Боб держал только клочок ночи, который стал сразу таять. Когда Боб немного пришел в себя, он вспомнил о псах. Но оба так же бесследно исчезли. Боб опустился на пол, посмотрел на закрытую входную двери.

Тут до его долетел отголосок какого-то сияния перед ним. Что-то подсказало ему закрыть глаза. От резкой вспышки в полной темноте он мог ослепнуть, но интуиции помогла ему. Он приоткрыл сначала один глаз затем другой. Прямо перед ним светились слова: «Ты сам увидишь, что сможешь».

Боб попробовал встать, но потерял равновесие и повалился на бок. Боль пронзила сначала его руки, а потом и все тело. Мгновенно оценив ситуацию, мозг предложил решение. Боб потерял сознание.

Начало

Зазвонил телефон. Это был Джо. Опоздал! Что никогда еще не было.

– Привет Боб.

– Что? Я на много? Опоздал?

– Да вроде нет, сегодня же суббота. У меня есть работа, поэтому звоню тебе, если можешь, то подъезжай в гараж поможешь.

– Хорошо через час. Пока.

Повесив трубку, Боб переключился на происшествия вечера. И все его тело снова пронзила боль, но сила ее была уже слабее. Болело тело, кровоподтеки на бицепсах рук уже почти прошли. Боб удивился и попробовал хоть как-то заглушить боль, стал думать о чем-то приятном. Закрыл глаза и представил себе полет.

На ум только шло теплый вечер, закат и высокая скала. Мысленно он разбежался и сиганул в низ, в море. Ощущение полета ему всегда нравилось, боль прошла, взбодрился. Обдуваемое ветром тело получало энергию прямо из воздуха. Появилась легкость и полное ощущение управляемости им. Ну, вот славно. Боб открыл глаза, огляделся. Бодро встал и пошел в ванную.

Утренний моцион занял не много времени. Оделся. Закрыл дверь. Вышел на улицу. Сел в машину. Завел двигатель.

О чем, думаешь, когда едешь на работу по одному и тому же маршруту каждый день? Да ни о чем особенно. Тело работает как робот, мыслями, где-то далеко. Мысленный хаос подвержен изменению вместе с наблюдением за жизнью за пределами автомобиля. Вот только по переход идет девочка, часы на здании суда. С красными листьями куст, солнце, пес, блеск витрин, крыша, дым от пекарни, круг бассейна фонтана.

На светофоре внимание привлек внимание пожилой мужчина. Во всех окружающих Боб чувствовал бьющую живую силу, ему приходило понимание того, что они живы и радуются этому как могут. Только этот мужчина был как бы на половину живой. Обогнав его на перекрестке, Боб почти забыл о нем. В зеркале заднего вида и он краем глаза заметил как этот мужчина сложился по полам и взмыл в воздух словно подброшенный мячик. Его сбил мусоровоз.

Потрясенный увиденным, Боб остановился. Вышел из машины. Дальнейшее вывело его из состояния робота, и он обратил внимание на существо в черном одеянии рядом с ним. Боб всем тело напрягся, и мозг выдал точность совпадения существа с вечерним посетителем. Он запустил в тело подобие руки и выдернул что-то светящееся. И тут же мысленно обратился к Бобу.

– Ну что поборемся.

Боб сначала не понял о чем это он. Но тут же сообразил, что за жизнь или душу потерпевшего. Мысленно он захватил как будто рукой этот светящийся предмет. И неожиданно его обволокло темным не проницаемым покрывалом. Полностью потеряв возможность видеть, Боб почувствовал присутствие во мраке знакомых псов. Они неслись на него на помощь хозяину. Полностью отключенное зрение сбило его с толку. Ослепнув, он стоял, не зная, что делать. Вдруг еле слышно около самых глаз его внимание привлек еле слышный голосок. «Помогу тебе! Но все сам сделаешь, так как сила, которая открылась, может больше, чем полагаешь. Смотри, не перестарайся!» Зрение вернулось. И Боб начал борьбу.

Он увидел все событий за минуту до происшествия. Пожилой мужчину вышел из своей квартиры и направился в магазин инструментов. Размышляя о предстоящей рыбалке с внуком, не заметил мусоровоз, который и наехал на него. «Все правильно, но пойми, что и еще что-то было. Включайся в процесс, а то опоздаешь! Время уходит».

Боб еще раз прокрутил в обратном порядке весь путь несчастного и только сейчас заметил, что после, как только мужчине дорогу перебежала черная кошка, его внутреннее состояние изменилось и стало постепенно ухудшаться. Он стал темнеть и терять жизненную силу. В тот самый момент в тени Боб заметил своего посетителя. Точно это был ОН.

Вся его натура взбунтовалась. И решение пришло само. Ни чего конечно оригинального, ни придумал, а просто Боб стал делиться частью своего жизненного потока. Мужчина все равно попал под машину. Но теперь этот темный даже не посмел приблизиться к нему. Старик был жив, но без сознания. Выйдя из транса Боб, заметил около своего уха комара и машинально прихлопнул его. Проза жизни. Одного спас, другого прихлопнул.

Боб чувствовал себя равным Богу. Настроение было превосходное, и он продолжил путь. Когда до места работы оставалось не более мили, его внутреннее состояние неожиданно ухудшилось. Прежде чем услышать пронзительный звук из его носа хлынула кровь. Бобу кое-как удалось притормозить у обочины возле парка.

Прохожих не было. Все кто бегает по утрам в выходной, уже отбегали, а молодые мамы с детьми еще не вышли на прогулку. Его тело парализовало. Все чувства напряглись. Рядом был ОН. В мозгу отчетливо стали слышны его слова.

– Вот уж и не думал, что ты так слаб! Еще бы три-четыре мгновения и старик был бы мой. Я специально тебя проверял.

Боб попробовал ему как-то ответить. Но привычная схема с голосовыми связками не сработала. Тело было парализовано.

– Не ужели ты еще ни чего не понял? Хочешь избежать того, что и так случиться: – завопил ОН и перешел на жуткий смех или что-то подобное.

Боб увидел на листе куста гусеницу и попробовал повторить трюк с перемещением, удалось достаточно быстро. Он обрел способность трезво мыслить и сообразил, что может только отвечать мысленно.

– Сам то ты только решил поиграть со мной или на самом деле помогаешь? Только кажется, мне что сыр, который ты предлагаешь очень уж бесплатный, просто какой-то мешок с чем-то!

– Ты еще торгуешься. Привыкни, что ты сейчас никто. Было бы, о чем с тобой беседовать, если бы ты не помешал мне раньше. Ты мне интересен только как комар, которого ты прихлопнул. Кровь то, думаешь, почему идет?

Только Боб захотел ответить ему, но почувствовал, что с силой его выдернули из гусеницы и вернули обратно в тело. Боль навалилась с невероятной быстротой молнии, пронзив все тело. Он напрягся и обмяк. Но сознание не потерял.

Боль по велению Боба быстро прекратилась. Тело стало его слушаться, как ему показалось даже быстрее, как будто испугалась. Он рванул машину с места и помчался на работу.

На работе зашел в туалет, снял рубашку. Как раз в тот момент вошел Джо, когда Боб заталкивал ее в стиральную машину.

– Что случилось?

– Да так, голова немного заболела, кровь снова пошла из носа. Но быстро остановилась. Думаю, что еще несколько раз повториться и все будет хорошо придет в норму.

– К врачу тебе не надо?

– Не думаю. Боли нет, да и кровь уже прекратилась.

– Ладно, пей кофе, возьми мою чистую футболку, и пошли немного поработаем.

Джо нужна была помощь. На удивление работа спорилась очень хорошо. Срочный заказ состоял из старого Кадиллака. Надо было подготовить его для авто пробега. В общем, ждать клиент не мог, уезжает.

Во время работы Боб заметил неожиданно для себя, что может предугадывать некоторые события. Так когда Джо только только собирался попросить какой-нибудь инструмент, мозг давал Бобу команду на две секунды за ранее. Тело успевало среагировать. Сначала Боб испугался, он ведь не видел, что делает Джо под днищем автомобиля.

Анализ ситуации дал ошеломляющий результат, мозг боба «подключился» к мозгу Джо и непосредственно как бы внимательно слушал его и в нужный момент давал электрический разряд телу Боба. Боб решил поучиться руководить у мозга. За чем мешать. Наблюдай и помогай.

За те три часа, что они проработали вместе, не было не произнесено и двадцати слов. Но работа шла своим чередом и закончилась без лишних движений и отвлечений быстрее. В один раз Боб попробовал руководить полностью Джо, но такой способ взаимодействия привел к полной остановке процедуры ремонта. Джо начал про себя ругаться. Пришлось Бобу прекратить руководство. Стал пассивным наблюдателем и в некоторые мгновения помогал Джо заметить то, что замечал сам раньше Джо.

Законченная работа впечатлила обоих сразу. Джо был сильно и искренне удивлен скорости и качеству выполненного ремонта.

– Думал, провозимся часов шесть, а тут за три управились.

Боб понял что-то, но что ни как не мог сформулировать. Его ощущения относительно полученного опыта взаимодействия можно было сравнить с тем, когда подходишь к дверям своего дома, лезешь в карман за ключами, и тут вспоминаешь, что их у тебя нет. И дома никого нет. Никто не откроет тебе дверь, все кто где. Вот и попадаешь в подвешенное состояние. Вроде ты уже дома, но не дома. Садишься на скамеечку и покорно ждешь. Ни куда не торопишься. Все внутри тебя начинает замедляться, и твои мысли заняты только одним. Что кто-то должен уже сейчас подойти к дому. И тогда твоя жизнь снова вернется в бурное сейчас и сегодня. Но, а пока сидишь, и вроде торопился, но вот уже и нет ни каких более важных для тебя дел и событий.

Такая недосказанность полностью была не известна Бобу. Он привык, что какие-то действия находят в его мозгу решения и результаты, а тут просто какое-то что-то.

– Да-а-а, мы молодцы, особенно ты Джо. Мне практически ни чего не пришлось делать. Стоял и подавал ключи и нужные инструменты.

– За свою рабочую биографию я понял только одно, что если есть хороший помощник, то любое дело ускоряется и спорится. А что делать уже и не важно. Так что сам делай вывод шесть и три часа. Сейчас позвоню клиенту, только после осмотра можно будет считать что закончили. Ты не очень торопишься?

– Окей. Пойду, достану рубашку и поглажу ее. Скоротаю время.

– Нравишься ты мне Боб. Не думал над тем, чтобы заняться чем-нибудь поинтересней? Ты вроде смышленый.

– Спасибо. Но полагаю прямо сейчас, ответ не требуется. А дальше посмотрим. Будет видно.

Рубашка была постирана, немного влажная. Внимательно осмотрел ее, не осталось ли следов крови.

Занявшись утюжкой, Боб понял, что злится. И хотя трудно злиться безадресно, но у него получалось. Он несколько раз в ярости возвращался к недавно происшедшим событиям по дороге. Что он не мог понять. И чего ему не достает для анализа.

Через окно злющий Боб заметил, что вроде бы на улице все остановились. Люди остановили свои автомобили, вышли из них, стали разглядывать что-то, ища глазами вокруг себя. Даже собака в недоумении неожиданно остановилась и стала мотать мордой туда сюда. Неопределенное состояние Боба как будто бы передалось всем тем, кто попадал в его поле зрения. В испуге вся его злость стала сосредотачиваться на нем самом. И окружающие неожиданно для себя продолжили свои дела, не понимая причин своей задержки. Пес радостно подпрыгнул и побежал дальше по дорожке.

Боб присел на стул. Посмотрел на плакат на стене. Что на него нашло. Он закрыл глаза. Представил себя возле закрытого дома на скамейке. Что его тревожит? Нет ключей, а зачем они? Что там есть такого важного? Да вроде ничего. Дом красивый, погода отличная. Дует легкий ветер, день. Людей на улице не много. Дети в школе. Куда тропиться? Куда спешить?

Боб расслабился, от злости ничего не осталась. Она сжалась, лопнула как воздушный шар, только без шума и грохота.

Кто-то принес ключи.

Сто, гора, пустыня, открыто, дверь, зеленый, парик, подводная лодка, ветер, айсберг, художник, дым, столб.

– А вот ты где. Клиент говорит, что доволен и просит тебя проехаться на Кадиллаке пару кварталов.

– Ты это серьезно? С чего вдруг? Это очень дорогая вещь! Мне не потянуть если что.

– Да брось ты. Под мою ответственность. Сам понимаешь, ты будешь мне помогать. Да я уверен, не понадобится.

Возле машины стоял мужчина средних лет. Его внутреннее состояние Бобу было удивительно ощущать, он еще такого не встречал. Тот буквально искрился от удовольствия. Такое состояние бывало у Джо очень редко. Взял ключи, сел в машину. Боб повернул ключ зажигания. Двигатель размерено зарокотал. Боб проехал мимо ворот гаража. Доехал до светофора.

Увидел на обочине черного кота. Тебя еще не хватало. Но его расслабленное состояние вообще ни как не отреагировало на кота. Что с того. Сидя на мягко кресле водителя. Только сейчас он заметил отсутствие масляных запахов в салоне. Запах был не свойственен машине, он просто ощутил себя, где в другом месте только не в ней. Новое впечатление привело его к невероятному открытию.

— Боже как это здорово водить эту машину.

В его душу влилось успокоение и наслаждение от езды. Боб абсолютно уравновешенный и с мудрым состоянием духа вернулся в гараж. Проникся, понял владельца Кадиллака.

– Ну, как?

– Не думал, что может быть так приятно за рулем. Давно она у вас?

– Купил по случаю лет семь назад. Сначала практически не ездил, а года три назад как сел так только на ней и езжу. Нравится.

– А с машиной вроде все отлично. Вы надолго едите?

– На неделю, вернусь, снова к вам. Посмотрим, что у нее там изменилось. Ну ладно, спасибо Джо. Удачи и тебе Боб.

Хозяин сел за руль и выехал из гаража. Джо был доволен. Боб почувствовал на себе его улыбку, понимал, чему радуется Джо.

– А ты ездил на этой машине?

– Да ты что, я собирал ее практически сам по винтикам, а вот рулить боюсь. И мне оно как-то не надо. А ведь механик. Люблю это дело. А у тебя я вижу, есть что-то. Что-то в душе шевельнулось и дало возможность понять ощущение от езды на хорошей машине.

– Да уж и наблюдательный ты. А сам, наверное, тоже собираешь что-нибудь? А?

– Раньше собирал, сейчас только ремонтирую. Это ведь я ему ее продал. Работал четыре месяца практически с нуля. А ты сам то был раньше ни то ни сё. Изменился только недавно, после происшествия возле магазина. Чтобы там не случилось, пошло тебе на пользу.

– Так вышло, что я сам чувствую, что вроде повзрослел. Вот ты человек своеобразный. Есть своя агрессия, дикость, но ты уверенно и удачно с этим борешься. Ты усидчивый и упорный.

– Вот мы работаем вместе уже больше года, а таким откровенным и рассудительным вижу тебя впервые. Мне бы хотелось бы верить, что я тебе помог тебе повзрослеть, но сам понимаешь в жизни не все так просто и легко, да и не молод я, чтобы жить какими-то иллюзиями для самолюбования и чопорности.

– Джо. Не обижайся. Чего ты. Что там тогда произошло, ко мне ни какого отношения не имеет. Или может просто само событие, близость смерти, заставило взглянуть на все по-другому. А так все так же.

– Ну ладно ладно. Вижу, тебя уже достали с этими расспросами. Будь уверен это просто работа полиции. Но ты изменился в лучшую сторону. Пока мне это нравится. С тобой легко стало работать.

– Ладно. Поеду домой. Пока.

– Пока.

Боб сел в машину в чистой отглаженной рубашке, завел двигатель, выехал из гаража. Робот-водитель занял свое место водителя. Боб позволил себе проанализировать все события в гараже. Задумался над словами Джо. В них был какой-то ключ. Боб просто почувствовал его. Но мозг никак не отреагировал. Неожиданно для него самого Боб резко почувствовал смерть перед своей машиной. Но ничего не увидел, машину не обо что не ударилась, а шла ровно. Показалось?

Ощущение невероятно усилилось и стало давить с невероятной силой. Резкий всплеск чего-то неведомого перед машиной ему понравился. Хотя он и почувствовал что-то не приятное, но ненадолго. Остановил машину, вышел. На улице ни кого не было, стояла тишина. Боб начал обходить ее кругом. От стекол и кузова отражался он сам и улица за ним. Сзади машины Боб заметил какой-то энергетический след кого-то раненого. Он не поверил своим ощущениям, а надо было им довериться.

Когда он полностью осознал, что это ему не мерещится. Он проследил до того места, где заканчивался след. Он вел от его машины и обрывался у ближайшего дерева. На нем Боб сначала ощутил безотчетную боязнь его, он заметил его. Почему его? А кого же еще.

На дереве сидел и следил за Бобом в оба испуганных глаза раненый пёс. Это был он или похож на одно из тех, которые его держали, пока хозяин говорил с ним. – Ну привет, привет.

Внимательно посмотрев на пса, Боб мысленно приблизился к нему. Тот попробовал залезть выше на дерево, но лезть было уже не куда. Ветка дерева не выдержала и хрустнула. Пес брякнулся о землю. Боб молнией кинулся на пса, представил себе, что засунул руку в тело собаки и сжал своей рукой бьющееся сердце. Пес не сопротивлялся, так как был занят своим состоянием. Из последних сил, пытаясь удержаться на дереве, в судорогах и конвульсиях он обмяк и шлепнулся на землю.

Раздался хруст. Для Боба этот звук прозвучал как сигнал к старту. Он быстро подбежал к упавшему, начал бить его ногами, куда попало лишь бы по псу. Труп собаки через пятнадцать минут превратился в один сплошной и не понятный кровавый мешок. Даже сейчас Боб не мог остановиться. Мозг среагировал мгновенно. Его мысленному взору представилась скамейка, на которой он сидел перед домом без ключей.

Полностью погрузившись в свое видение Боб начал, лихорадочно вспоминать, где ключи. Его не понятная спешка в поиске ключа была не оправдана. Так как ключ все время лежал в правом кармане. А почему здесь? Он знал, что всегда ключи кладет в левый карман, а тут правый. Вот блин. Все ведь рядом, а тут эта привычка. Вот идиот.

Ошеломленный результатом поиска Боб перенесся к дереву. Свое пинание он прекратил. Что делать с псом? Кто-нибудь видел? Надо убрать его отсюда. Сходил за курткой, которая всегда на всякий случай валялась у него в машине. В нее завернул пса и, оглядываясь, положил ее в багажник. Вроде ни кого нет рядом. Сел в машину.

Вспоминая произошедшее, глядя в пустоту. Пути обратно уже не было. У него заныло и сжалось сердце, когда чувство безысходности стало усиливаться. Впервые он ощутил сильное разделение себя внутри. Одна часть ужасалась, другая радовалась и смаковала происшествие. Его улыбка была исполнена такой полной, искренней радости... Отомстил!

Надо в лес или куда? Решил поехать к озеру. Стало темнеть, доехав до озера, Боб стал вытаскивать пса из багажника. Из носа брызнула кровь.

Еле бросив свою ношу обратно, Боб зажмурился и повалился на землю. Силы стали покидать его. Почувствовав спиной холодную землю, Боб открыл глаза. Перед ним светилась полностью надпись. «МОЛОДЕЦ, ТАК ЛИХО СПРАВИЛСЯ!» Надпись резко исчезла, и ее место заняла другая: «ВСЕ ИДЕТ КАК НАДО».

Пошевелив пальцами левой рукой, Боб догадался, что больше ни чего не произойдет. Постепенно овладение телом Бобу стало приносить меньше страданий. Или я научился контролировать свои эмоции?

С лихорадочной быстротой мозг начал выдавать необычные и стандартные выходы из ситуации с мертвой собакой. Из всех предложенных вариантов Бобу понравилась идея с электричкой.

Произошедшее в следующие несколько часов было неотвратимо, как судьба. Не прозвучало никаких вопросов, никаких «Стоит ли?» и «Хорошо ли это?». Как будто бы наглухо задернув шторы в квартире, он действовал уверенно и точно. Его будто подменили. Сдержанность и постоянство вопросов «За» или «Против» были небрежно и нетерпеливо сброшены. В его сердце проникла дикость, ненасытность, словно его страстная натура, дремавшая долгие годы, наконец прорвалась наружу, сбросив старинные оковы предрассудков и табу. Действовала, не смотря на воспитание и общечеловеческие моральные принципы.

С трудом, дополз до водительского кресла, Боб забрался в машину. Ощущение всего тела было болезненным и необычным. Полного ощущения тела не было, но управление сохранилось. Возникло чувство, что все тело недавно было подвержено действию местного наркоза.

Не обращая внимания на то, что тело еще не полностью стало управляемым. Боб завел двигатель машины и поехал к железнодорожному переезду. До него было не более трех миль.

Уже подъезжая Боб, заметил сгущающиеся сумерки. Оставив свою машину возле шлагбаума, он дотащился со своей ношей до рельсов. Тело почти полностью слушалось, только руки и ноги немного тряслись. Отойдя от переезда метров на двадцать, он развернул куртку и вывалил содержимое на рельсы. Глухой удар о шпалы и рельсы прозвучал, как показалось Бобу очень громко.

В лесу все звуки затихли. Он постоял немного, обозревая своим внутренним чутьем зверя окрестности. Полное ощущение полета позволило ему подглядеть замершую жизнь леса. Все живые существа леса кто, так или иначе, мог увидеть, услышать и учуять его, замерли. Кто послабее постарались забиться в самые спокойные, по их мнению, уголки своих укрытий. Кто посмелее и посильнее просто замерли. Боб уловил, что жители леса чувствовали что-то невероятно злое и опасное. В одиноком молчании ждали продолжения.

И это ощущение исходило от того места, где стоял Боб. На одно мгновение ему показалось, что они боятся именно его. Он запаниковал. Быстро завершив свое маленькое мероприятие, он стал отходить к своей машине. Уже у машины Боб почувствовал неожиданную просьбу или точнее сказать мольбу сотен жителей леса: «Забери то, что ты принес. Мы не можем приблизиться к этому месту. Это можешь сделать только ТЫ».

Боб понял, что они испугались не его, а принесенного им пса. Тот ведь был мертв, я сам его проверил. Почему они его даже мертвого боятся? Где-то вдалеке Боб услышал мчавшийся к переезду электропоезд.

Не обращая внимания на усилившиеся мольбы, Боб быстро забрался в машину и поехал прочь. На расстоянии одной мили от шлагбаума он почувствовал дикую вспышку от столкновения поезда с телом мертвого пса. Его оглушающая волна с огромной силой зла навалилась на его мозг и чувства. Только тело действовало прекрасно. Боб-робот вел машину в заданном направлении.

До дома добрался без происшествий. Забрал из машины куртку, думал что-то она вся в крови. Только сейчас Боб заметил, что он и сам чистый и что самое невероятное, куртка. Не поверив своим ощущениям действительности, он прибег к помощи мухи, которая пролетала мимо. Ощущение сильно не изменились. Куртка была чистая. Боб не верил и решил забрать куртку домой, и отстирать ее вместе с одеждой.

Второй

В семь часов утра сработал таймер радио. Передавали погоду. Потом «пошли» новости прошедшего дня. Боб стал прислушиваться к новостям, стараясь услышать какие-нибудь вести о железнодорожном переезде. Дождавшись музыкальной заставки, которая ознаменовала собой окончание новостного времени, пошел в ванну.

– Пойти, что ли побегать?

Боб нацепил спортивный костюм и поплелся на улицу. Решив пробежать семь километров по парку, он бросился в бой. Погода была идеальна. По пути стали попадаться знакомые и не очень спортивные костюмы. Лица утренних людей ему практически были не знакомы, да он и никогда не смотрел в них. Кому они интересны. Так же как и встречные знали и узнавали его только по спортивному костюму и кроссовкам, ну может быть еще по беговой походке.

Пробежав половину намеченного пути, Боб окончательно проснулся. Настроение замечательное. На долго ли? Только теперь его мозг стал выдавать какие-то тревожные сигналы. Механические движения бега не способствую проведению анализа. Так что Боб продолжал накопление любой визуальной информации для проведения его дома.

Дома, стоя под душем, мозг Боба стал выдавать сигналы тревоги с подкрепленными данными. Он старался убедить Боба, что сейчас понедельник, и пора на работу.

– Что за бред?

Возле газовой плиты Боб стал готовить себе плотный завтрак. Как делал себе в рабочий день. Только когда сел за стол и уставился на тарелку, усмехнулся.

– Что такое?

С удовольствием съел приготовленное. Заработал телевизор, передавали новости. В углу экрана Боб обратил внимание на дату и текущее время. По ней до него стало доходить, что было не так утром. Радио, людей на пробежке больше, плотный завтрак, телевизор, приготовленная на кресле одежда для работы.

– И что же это за такое?

Телевизор выключился сам, как это бывает в рабочий день. Пора выходить.

– И это еще! Может действительно пора на работу?

Боба удивила сама постановка вопроса. Надо или не надо, а просто может пора. Одевшись, он пошел в гараж и сел в машину.

– Да что же это такое?

Его ощущение самого себя почти полностью отсутствовало. Его тело-робот действовало согласно выработанной программе: утро на работу.

– Ладно, позже разберемся! – сдался Боб. Завел двигатель и покатил на работу.

Направляясь на работу, через окно своего автомобиля Боб наблюдал за окружающими. Вот на встречу проехал красный джип — Во время! На светофоре служащий магазина вынес на улицу рекламную конструкцию — по расписанию! Доехав до своего поворота его, обогнал серебристый порше — Опять в точку!

Дальнейшая дорога до работы была знакома Бобу в мельчайших подробностях. Но не сама дорога, а костюмы и людьми и машинами, с которыми он каждодневно встречался, направляясь на работу.

— Теперь точно сегодня ПОНЕДЕЛЬНИК!!! А куда девалось воскресенье?

Джо выглядел отдохнувшим как всегда после выходных. Отстраненный и задумчивый вид Боба был не уместен на работе после выходных.

— Читал сегодня газеты?

— Не удалось еще. А что там интересное?

— Представляешь? Пишут, что если поехать до пересечения дороги и железнодорожного переезда и далее пройти по рельсам, то на расстоянии двух или трех миль по железной дороге именно в этом месте в лесу уже началось ранняя осень. В том месте трава пожухла, лиственные деревья стали сбрасывать желтые листья. Птицы и те собрались и улетели, оставив в гнездах, не окрепших птенцов.

— И что с того?

— Шум подняли и экологи. Утверждают, что по железке перевозят какие-то токсичные отходы, из-за этого и произошла «маленькая» осень. Правда, журналисты склоняю читателей к мысли, что это начало глобальной экологической катастрофы нашего леса, ну и все такое.

— А сам то ты что думаешь?

— Полагаю рано еще делать выводы. Время покажет, что это. Хотя на моей памяти было много разных явлений, и причина всегда была не в газетах.

— Может ничего и, нет, ведь скоро осень. Лето замечательное, жаль, все равно заканчивается.

— Да ладно газетам лишь бы, о чем писать. Сам понимаешь надо как-то окупать свой тираж, а тут такой экологический материал. Если вызовет какое-то возмущение общественности, будет, о чем еще писать. Пошли работать.

Боб стал молча помогать Джо. Во время работы он силился хотя бы что-нибудь вспомнить из своего воскресенья. Ни чего не выходило. Целиком в голове были воспоминания только до вечера субботы до самого сна. Одежда с субботы была постирана и отглажена. Все приготовления к работе были сделаны им точно до самых невероятных мелочей.

Поняв бесплодность своих усилий, он решил отвлечься работой. Только маленькие передышки в работе его мозг использовал на всю катушку. Боб все пытался найти какое-нибудь логически обоснованное описание случившегося, только для того, чтобы успокоиться.

И что из того, что я не помню ничего. Уверен многим кто помнит свой какой-нибудь день и вспомнить нечего. Все как всегда, обычный день. Обычные роботоподобные действия. Пробежка, уборка, магазин, телевизор, любимое шоу, сон. Это логическое описание никак не удовлетворяло Боба. Что же случилось? Ладно, разберемся.

— Может съездить до переезда? Возможно, это поможет восстановить цепь событий воскресения?

Еле дождавшись окончания рабочего дня, Боб полетел к переезду. Доехав до того же самого места, что и в субботу, он оставил машину. Пройдя в том же направлении по железной дороге, Боб стал рассматривать рельсы. На них не было никаких следов.

Сумерки стали сгущаться над лесом. Было подозрительно тихо. Возникшее чувство тревоги не возможно было описать или передать еще как-то. Все описания человеческих эмоций были бессильны передать то ощущение мертвой пустоты, которое навалилось на него как раз в тот момент, когда он уже собрался вернуться к машине.

Как в замедленной перемотке Боб двинулся к ней. Каждое следующее движение давалось ему все с большей и большой болью. Попытка заглушить возрастающую боль привела только к тому, что он остановился, а она не прошла. Тут он почувствовал присутствие ЕГО. ОН был рядом.

Парализованное тело осталось стоять на ногах, но оно как будто превратилось в камень. В его голове зазвучал противный скрежет.

— Вернулся посмотреть на совершенное тобой? Понимаешь что вакантно место моего пса придется занять тебе.

— Я не хочу. Я тебе ни помощник.

— Вот и не думал спрашивать!!!

И Боб полностью потерял связь с реальностью. Только сейчас его мозг выдал информацию, в лесу не было ни одной живой души. Даже деревья, и те уже были мертвы.

Боб проснулся в предрассветной темноте. В горле пересохло, все тело в испарине. Где это я? Знакомое место. Моя кровать. И снова провалился в сон.

Через пару часов он снова проснулся и, если не считать того, что замерз как собака. Открыв глаза, он обвел взглядом свою комнату. Тело его слушалось. Под пижамой была теплая футболка, трико, носки (один синий, другой белый) и — как он с некоторым недоумением заметил — галстук. Ага, он вчера забыл снять рубашку.

Толком не проснувшись, он поплелся в туалет, по привычке прислушался к тишине спящего дома. Подойдя к зеркалу, остановился: небритая развалина. Впрочем, вид не хуже, чем обычно. Левый глаз покраснел не понятно от чего, а может, так и было...

Боб почистил зубы, педантично прошелся зубной нитью везде, где мог достать. Снова почистил, прополоскал рот. Дошел до кухни, включил чайник и вернулся обратно. Достал бритву, побрился.

Первые опыты

Триста, пятьсот, тысяча, шум, дождь, пульса нет, диск, блокбастер, книга, библия, грехи, луна, вой.

Из газет за неделю:

«Около девяти вечера в районе экологического бедствия, на переезде, был слышен жуткий рев волка. По следам, замеченным в утренние часы, это было крупное животное с размером когтей сравнимое с взрослого льва, но следы были собачьи».

«Рейнджер этого прилегающего к рельсам района рассказывает, что ширина района не более ста метров, и тянется он по рельсам на три мили. В этом месте все звери покинули свои гнезда, норы и укрытия, бросив своих детенышей. Трава, листва и хвоя на деревьях стали стремительно опадать. Стволы деревьев, с которых уже опали листья и хвоя, стали засыхать и трескаться. Скоро этот участок превратиться в полностью свободное от всех форм жизни место в лесу. Все обнаруженные трупы животных, даже не разлагаются. Мне самому, было, жутко там находится днем, а ночью я бы туда не полез».

«Житель нашего городка. Он ездил на рыбалку. При возращении с рыбалки он проехал через описанный участок. По приезде домой его жена приготовила привезенную им рыбу. На вид она была обыкновенной, а вот на вкус самая тухлая. Не съев и несколько кусочков, пришлось отдать все своему псу. Но тот даже убежал из своей конуры. Подошел только, когда всю рыбу убрали из его миски. Выбросив ее в мусор. На утро миска и мусорный алюминиевый бак почернели, а газон, на котором они находились, пожелтел и полностью оголил землю».

«Через два дня. На переезде рельсы рассыпались в труху. Они неожиданно быстро проржавели и развалились. Только благодаря бдительности проезжающих через переезд удалось избежать аварии электропоездов. Люди, побывавшие в зоне этого района и постоявшие на рельсах или земле, стали обращаться в местную больницу с головной болью и облысением».

«В течении прошедшей недели на здоровье жителей нашего городка обрушились различные мелкие происшествия напоминающие симптомы облучения радиацией. Только эти симптомы по прошествии четырнадцати часов проходили сами собой, не оставляя ни следов или иных признаков. Волосы отрастали вновь, головная боль прекращалась. Только не которые люди стали ощущать себя даже не много лучше, чем до посещения этого места».

Жизнь Боба отличалась ускоренным ритмом вечерней и ночной его деятельности. Он как всегда просыпался утром и шел на работу. После окончания рабочего времени, даже если Джо просил его задержаться. После выхода с работы его память проваливалась, в какую то пропасть и вспомнить, хотя что-нибудь не представлялось возможным.

Боб силился вспомнить любые впечатления по после рабочим встречам, но ни каких впечатлений, где он был и что делал. Каждое утреннее пробуждение его было, похоже, не предыдущее. Он даже не помнил, во сколько ложился спать и как ложился, как попадал домой. В чем Боб точно уверен, что все это начиналось с холода и судорог в нижней части его тела, затем паралич переходил выше. Боли не было. Его как будто просто вытряхивали из него. Наступала темнота.

В один из вечеров он увидел ЕГО и даже, как ему показалось, поговорил с НИМ. Понял только одно, ОН его использует. Сделать что-то не получалось так как организм вообще ни как не реагировал на его волю.

На утро Боб понимал, что его тело было полностью в ЕГО безапелляционной власти, но что ОН с ним проделывал, ни как не мог припомнить.

В начале недели Боб направлял свои усилия на какие-нибудь воспоминания. И зачем они ему так были нужны? Газеты упорно молчали, о каких либо невероятных и жестоких происшествиях и Боб немного успокоился.

На работе он стал замечать за собой не большие изменения в реакции своего организма. Он стал четче, решительнее и скупее реагировать на свою работу. Со стороны это выглядело на работу совершенного профессионала. Сам он ничего не отметил, а вот Джо обратил на его поведение несколько раз. Джо был очень доволен, уверенный в том, что это он помог Бобу обучиться его ремеслу.

За это время он научился проживать светлое время суток полностью на сто процентов. Он не строил ни каких долгих планов, так как они подразумевали наличие цельного, без провалов, в жизни опыта.

На исходе второй недели такой жизни, к Бобу стало приходить все чаще и чаще чувство беспокойства и ожидание чего-то необъяснимо страшного. Сначала оно было маленькое. Стало расти, окрепло в последние два дня. Причин в своей дневной жизни Боб не смог найти.

И предчувствие его не обмануло. Во вторник он как обычно ехал домой, готовый в любой потерять нить времени. На улице было пасмурно и хмуро. Начало осени. Охлаждение началось резко с невероятной болью. Он потерял сознание и одной мыслью: «Добрался!!!»

Молния вырвала Боба из состояния забытья. На мгновение комнату залило резким электрическим светом, и снова стало темно. Он начал по немного ощущать свое тело, когда пол вздрогнул от раската грома. Люди всегда думали о чем-то могучем, когда слышали гром, Боб не был исключением. Может, впервые в жизни он ощутил сокрушительную мощь стихии. Он встал на колени, опираясь на край окна, и уставился на пустую, промозглую улицу, на потрепанные дома, тусклые машины в свете фонарей, маленькие деревья и садик. Где это я? Вид из окна представлял собой самую тоскливую, самую безысходную из возможных картин. На мгновение Бобу показалось, что сейчас что-то произойдет, во сто крат страшнее, чем самый жестокий ураган. Самое мироздание находилось под угрозой исчезновения. Гроза вдруг зазвучала с такой силой, что Боб задумался, не дожил ли он до Армагедона.

Молния вспыхнула еще раз, но уже где-то далеко. Его осветило вспышкой, раскаты грома пришли позже. Его внимание привлекла высота, открывающаяся из окна. Таких высоких зданий в городке не было. Когда Боб успокоился, свое внимание он полностью направил во внутрь комнаты, в которой он очнулся. В темноте разглядеть много не удалось, но он заметил, что в ней на полу лежит огромный пес. «Второй?» Пес спокойно лежал на ковре и вроде бы спал, Боб неожиданно увидел себя со стороны. Он был собакой. Такой же, как та, которую как он помнил, убил.

Времени разодраться с неожиданным открытием не хватило, так как в комнату часть стены отворилась, и в нее вошел ОН.

— Очнулся? Что-нибудь новое увидел?

Боб попробовал ему ответить или как-нибудь возразить, но не смог. Он ощутил пустоту в том месте, где было горло и связки.

— Вот и отлично, за мной. Есть чем заняться.

Тело пса, в котором он прибывал, мгновенно подчинилось воле ЕГО. Второй пес среагировал обреченно. Боб почувствовал леденящий душу холод и потерял сознание.

Утром пробуждение ни чем не отличалось от предыдущих, Боб очнулся дома. Память, как и раньше не выдавала ни каких ночных картинок. Что он делал?

Работа прошла гладко. С Джо отношения все более развивались и укреплялись. К концу рабочего дня Боб обреченно сел в машину и поехал домой.

Прибывая в шкуре робота-водителя, через сорок минут Боб очнулся на железнодорожном переезде. Готовый в любую минуту покинуть связь с этим миром он остановил машину. Местность, которую ранее он видел погибающей, сейчас выглядела полностью опустошенной и заброшенной. Сухие скрюченные деревья создавали невероятный пейзаж запустения. Ощущение безысходности и обреченности заставило душу Боба сжаться во что-то маленькое и забраться в такую щель, чтобы точно никто не смог бы ее оттуда выковырять.

Боб взглянул на часы: — Десять вечера. Почему я еще здесь?

Не много замерзнув, он вернулся к машине. Радио не работало, но мысли его было только об одном. Почему? Почему я здесь?

Пока он сидел в машине мимо не проехало ни одного транспортного средства. Даже по железной дороге не прошла ни разу электричка. И позже прошло осознание того, что и ни одной птицы не пролетело мимо. Наверное, это жуткое место не подпускало к себе ни кого.

Просидев еще около двух часов, Боб решился ехать домой. Чувство необъятной радости наполнило его перепуганную душу. «Сегодня в моей памяти останется вся ночь».

Чувство радости наполняло его, как воздух наполняет воздушный шар. Настроение было великолепное, приподнятое. Сейчас именно сейчас Боб мог свернуть любую гору и перейти любой море.

Дома он пролежал всю ночь в своей кровати, но так и не заснул. Когда стало светать, его мозг пришел к одной мысли. Я никогда ни разу не пробовал ездить к переезду, чтобы остаться здесь. Сегодня вечером надо будет попробовать еще раз.

Рабочий день прошел весело и быстро. К вечеру с огромной тревогой Боб залез в машину и на полной скорости помчался к переезду. Добравшись до места, он остался сидеть в машине.

Сидя в ней, он пытался сосредоточиться на какой-то мысли и искоса поглядывал на открывающийся вид. Место было жуткое, поваленные и скрюченные деревья напоминали дремучий сказочный лес. Что же на самом деле случилось с этим местом? Неужели всему виной я и пес?

Размышляя над этим вопросом Боб, почувствовал, что ноги его стали немного холодеть. Щемящее чувство досады и промаха быстро сменилось страхом. Он приготовился провалиться в никуда. Прошло минут пять ничего не происходило. Холод стал ощущаться немного сильнее. Опять ничего. Он закрыл глаза и уже полностью был готов, но тут он понял, в чем дело. Осенний холод земли проник в машину, его ноги стали тоже мерзнуть.

Открыв глаза, Боб завел двигатель и постарался успокоиться. Ну, напугал же ты сам себя. Улыбка появилась на его лице. С полной уверенностью неприкасаемости Боб включил передачу и поехал домой.

Прямо по дороге

Приближаясь к дому, он не мог поверить своей удачи или еще чему-то, что позволяло ему ложиться спать в полном сознании и здравом уме. Начался дождь. В хорошем расположении духа Боб поспешил домой. Было восемь часов вечера.

Прошло два с половиной часа. Дождь не прекращался. Он шел с умеренной силой не сильнее и не слабее, ровно. Дождь нагнал на Боба чувство одиночества. Скука стала проникать в его душу. В размышлениях о себе и дожде Боб приказал в никуда, чтобы хоть кто-нибудь заглянул к нему.

Неожиданно для него самого в дверь легонько постучали. Боб сначала не заметил этого. Обратить внимание на стук заставил появившийся у него страх. Страх был особенным, он был связан с молнией. У двери стоял кто-то в капюшоне. Страх усилился: Не уже то ОН?

Человек у двери снова повернулся, чтобы постучать и тут Боб заметил, что это была девушка. Она постучала немного сильнее, только в теле Боба этот стук отражался сильнейшим и подобным молнии громом. Боб решил открыть ей дверь.

Она была примерно с него ростом. Кожа на лице и шее была гладкая, как мрамор, волнующими разум округлостями, не веря, что такая девушка может, встретиться в этом городке Боб готов был уже влюбиться, но тут совсем, где-то рядом ударила молния, и все вокруг утонуло в невероятном и оглушающем громе.

— Вы что-то хотели?

— Да. Я ищу одного человека. Не могли бы мне помочь?

— Заходите в дом.

Она прошла мимо него. От нее повеяло приятными летними духами. Она была великолепна. Только усилившаяся интуиция Боба начала протестовать с такой силой, что невольно он испугался.

— Я ищу некоего Джо Смита. Он в этом городе держит мастерскую по ремонту машин. Ему на вид лет пятьдесят. Волосы седые.

— А зачем он вам нужен?

— Я его племянница и он пригласил меня с моими родителями к себе на выходные. Но родители не смогли, и я поехала одна. По дороге начался дождь. А при въезде в городок я заметила свет в окнах вашего домика и решила спросить дорогу, чтобы не плутать. Боб подробно объяснил ей дорогу, и уже провожая ее, как-то неожиданно для себя услышал ее мысли.

— Да вот что? Вы ехали через железнодорожный переезд?

— Да. А что?

— Да так просто спросил, — а сам про себя отметил, что, возможно, он может ею управлять. Тут же решил попробовать.

— Поправь волосы, — проговорил он про себя. Положительная реакция заставила его улыбнуться.

Она уехала. Он уткнулся в телевизор. Передавали гороскоп на завтра. Боб усмехнулся. И кто еще в них верит? В тот самый момент стали передавать его знак. На завтра предвещали, вы узнаете много разнообразных и не однозначных новостей.

Боб относил себя к таким людям, которые очень любили проверять такие прогнозы задним числом. Они делают вид, что относятся ко всяким предсказаниям не серьезно, но, не смотря на весь свой скептицизм, очень точно знали свой знак. А предсказания будущего воспринимали, чуть ли с не обреченностью. Ладно, завтра будет видно!

Дождь продолжал свою барабанную дробь. Боб выключил звук телевизора и стал размышлять о своей недавней гостье.

Он мысленно последовал за ней, как невидимый наблюдатель стал преследовать ее. Мгновенно сократив расстояние до дома Джо. Боб не увидел ее машины и последовал в обратно направлении от его дома к себе. На пол пути она ее заметил. Машин практически по дороге не было. Боб вспомнил свою возможность как-то влиять на ее поведение.

Остановись и выйди из машины. Она подчинилась. Обойди машину и начинай ее толкать. Дорога была под горку. Машина стала набирать скорость. Направление дороги стало изменяться. Женщина продолжала толкать машину. Машина пересекла середину дороги и стала приближать к обочине встречной полосы. Набрав скорость, машина не собиралась сворачивать, а гостья продолжала ее толкать. Охватившая Боба паника передалась девушке. Она стала вздрагивать, но толкание не прекратила. По краю тротуара на встречу машине шел человек в спортивной куртке с накинутым на голову капюшоном. Машина быстро приближалась. Ошеломленный Боб отдал полный контроль вновь ей. Она сбила пешехода. Девушка отпустила машину и подошла к лежащему на земле человеку. В ярости стала избивать его ногами, приговаривая: получи, что не видишь куда едешь? Находясь рядом, как наблюдатель Боб испугался не на шутку. Но что-то не давало ему покинуть место происшествия. Человек затих и перестал издавать какие-нибудь звуки. Она перестал бить его. Остановилась. Нагнулась к нему, отдернула капюшон, посмотрела в лицо жертве. В этот самый момент Боб с криками ужаса в холодном поту очнулся перед телевизором у себя дома. Это, это был с-с-о-он? ЭТО БЫЛ СОН!!!

Ошеломленный своим сном Боб направился в кухню выпить кофе. Немного придя в себя, Боб ни как не мог успокоиться полностью, так как у него перед глазами стояло лицо этого человека. Это был он сам.

Неожиданно зазвонил телефон, и Боб от испуга выронил кружку на пол.

— Алло? Кто это? А привет Джо. Что добралась? Рад. Да не за что. Пока, до утра.

Повесив трубку, он вспомнил, что хотел выпить кофе. Боб подошел к шкафу, но его любимой кружки не было на месте. Взял другую. Пока колдовал над кофеваркой, вспомнил, что уже собирался пить кофе. Мгновенно восстановил все события до звонка. Вот она где.

Боб обошел обеденный стол и остановился как вкопанный. На его лице не отражалось ни чего, ни испуг, ни радость, ни удивление, ни каких эмоции. Он наклонился и взял левой рукой висевшую в воздухе, возле самого пола, любимую кружку с горячим кофе. В его мозгу это событие не вызвало ни каких вопросов, ни каких почему и как. Это уже было для него обыденность.

Сидя перед телевизором, Боб постепенно пришел к выводу, что что-то с ним произошло. Он стал другим. Но каким?

Семьсот пять, меч, буря, персик, стул, зеркало, верблюд, червяк, опять сбылось.

Утром на автомате Боб собрался и добрался до работы. Джо уже был на месте.

— Как твоя племянница?

— Не знаю. А ты ее, откуда знаешь?

— Да она вчера заезжала ко мне по дороге к тебе.

— Вот как. Но мой брат со своей женой и дочерью собирались приехать только сегодня. Они уже звонили утром, чтобы я ждал их вечером.

— Неожиданно как-то. А это точно?

— Да. Так что сегодня придется не задерживаться на работе. Еще надо купить всякой еды.

— Возможно, я просто ошибся.

— Ты себя хорошо чувствуешь? А?

— Нормально. А что плохо выгляжу?

— Нет. Ладно. Пошли работать.

За работой время пролетело быстро. За весь день они с Джо перекинулись несколькими словами. Они уже и так понимали друг друга с полу слова.

Подходил конец рабочего дня и Джо попросил Боба: — Закрой здесь все. А я поехал. Пока.

Боб закрыл все и проверил, поехал домой. По непонятным причинам для него самого Боб поехал снова к переезду. Зачем? Ведь я уже спокойно добираюсь домой.

По дороге особых происшествий не произошло, и он благополучно добрался до переезда. Оставив свою машину, Боб двинулся в этот угрожающе сказочный лес. Пройдя по рельсам до места, где он когда-то оставил мертвого пса присел. Стал руками ощупывать это место. В лесу как ему показалось, что кто-то встрепенулся. Темнота навалилась на него неожиданно резко. Он продолжал свои поиски уже в спешке. Прокопав немного в глубь, он нашел маленький медальон. Мрак вплотную подошел к нему, создавалось впечатление, что кто-то смотрит ему через плечо. Боясь обернуться и зажав свою находку в руке, Боб резко выпрямился и бросился к машине по рельсам. В это самое время он услышал звук приближающегося поезда. Уже возле переезда он сошел с рельс и остановился. Оглянулся по сторонам, на улице было не очень темно, как ему показалось. Заработали шлагбаумы и стали опускаться, предвещая приближение электрички. Боб отошел за шлагбаум. Мимо него на полной скорости он промчался поезд, обдав его струей пахучего теплого ветра.

Он двинулся к машине. Возле нее, только сейчас он заметил, стоял рослый пожилой мужчина.

— Я здесь впервые и, похоже, что свернул не туда. Простите, не подскажите, как добраться до городка быстрее.

— Я как раз еду туда могу подбросить.

— Не спасибо. Я лучше сам.

Только сейчас Боб заметил, что за его машиной стоит еще одна и на него с кресла пассажира смотрит девушка из его сна. Она его заметила, и ее лицо исказилось гримасой ужасы. Она его тоже узнала. Закрыла руками глаза, и казалось, не хотела верить в то, что увидела его.

— Вы правильно ехали, но на развилке надо было свернуть налево, так быстрее. А вы, вероятно, поехали направо. Вы просто объехали весь городок и сейчас въедете в него с противоположной стороны.

— Спасибо вам.

Он пошел к своей машине. Боб поспешил забраться в свою. Завел двигатель. Посмотрел в зеркало заднего вида. Машина стала разворачиваться, и он увидел красные огни удаляющегося автомобиля. Похоже, что она меня тоже узнала. Но что она помнит? Надо постараться узнать у Джо.

Немного постояв в одиночестве Боб, дождался того, чтобы они отъехали как можно дальше от него. Минут через двадцать пять решил, что уже хватит ждать. Поехал домой. Сумерки стали сгущаться. Прямо по дороге Боб стал замечать появление легкого тумана. Настроение было замечательным и немного бесшабашным. В эту самую минуту ему казалось, он мог свернуть горы или море пройти по колено.

Машина незаметно набирала скорость. Резко из тумана под колеса выскочил какой-то темный силуэт. Тормоза сработали отлично. Машина остановилась в метрах шестидесяти. Придя в себя, Боб поехал осторожно задним ходом. Не видя за собой, что там он решил остановиться. Не успев нажать на тормоз, Боб ощутил, что машина уперлась во что-то огромное. Перепуганный он выскочил из машины и бросился смотреть, что там такое. Его страх мгновенно сменился на удивление и далее на чувство своего невероятно везения. Позади машины лежал ствол огромного дерева.

Оно перегородило полностью дорогу. Огни его машины погасли, двигатель заглох. Приближалось ужасное что-то, что Боб уже знал. Это был ОН.

В воздухе перед Бобом стали мелькать светящиеся буквы. Полностью онемевшее тело его перестало слушаться. Свето-надписи мелькали перед его взором быстро. Они отпечатывались в мозгу, прежде чем Боб хотел прочесть или точнее проговорить их про себя. Повисла последняя надпись. Тело стало немного слушаться. Только сейчас он заметил возле себя маленького зверька, который кусал Боба, и казалось, старался всеми силами, чтобы тот быстрее пришел в себя.

— И кто ты такой? Боба еще более удивило, что паралич действовал только на него.

— С тобой уже встречались! Еще один раз приду на помощь и все. Дальше без меня.

Это стало помогать. Земля вокруг стала сотрясаться и дрожать. Тихий нарастающий гул приближался. Лихорадочно заработал мозг. Информация стала поступать с невероятной мощью. Боб понял, я же лежу на рельсах, а этот грохот поезд. В его глаза уже стала проникать отдаленный свет головных огней локомотива. Еще немного и их встреча будет неотвратима. Приближающаяся смерть заставила тело среагировать невероятно быстро и сильно. Боб вскочил и снова повалился на землю, ноги не слушались. В этот раз он упал на одну рельсу по диагонали тела. Высока насыпь железной дороги позволило обмякшему телу продолжить движение по инерции под действием силы тяжести. Вытянув руки вверх, Боб стал скатываться с опасного участка в лес. Передний колеса поезда, вскользь задев его ногу, отбросили Боба в кювет.

Такое великолепие мощи никогда не удается оценить, так как ощущал этот поезд Боб. Лежа под колесами мчащегося мимо освещенного изнутри загородного поезда, он полностью ощутил свою слабость и винтообразность своей жизни. Неминуемая смерть заставила взглянуть по-новому на все происходящее. Ничего, конечно, оно не дало в общем, но поезд был великолепен. Ощущение дикой и управляемой стихии понравилось ему.

Первые разумные размышления были прерваны резкой болью. Тело стало приходить к своим мучительным ощущениям. Боль пронзала от пяток до макушки. Более всего болела левая зажатая в кулак рука. В ней что-то было. Предприняв не удачную попытку другой рукой разжать ее. Он встал. Безвольно опустив руки, Боб поплелся по рельсам к тому месту, где он обычно оставлял свою машину у переезда. Она была на месте.

В машине было тепло. Повернув регулятор температуры на максимум, Боб стал согреваться в ней. На него навалилась дремота и усталость. Заснуть ему не удалось, так как отогреваемое тело стало реагировать на полученные травмы. Болело все тело, руки, голова, ноги. Постепенно он осознал, что руки его разжаты. На полу он увидел маленький самый обычный медальон. Боб дотянулся до него, боль в теле казалось, полностью сопротивлялась и не давала ему сделать это, но он дотянулся. Взял его в руки.

В окно заднего вида он заметил приближающиеся огня машины. Она остановилась перед ним. Из нее вышел мужчина и пошел к нему. От удивления у Боба расширились глаза. Полностью забыв про свои боли, Боб опустил стекло. Не дав мужчине произнести и слова, он сразу сказал:

— Вы правильно ехали, но на развилке надо было свернуть налево, так быстрее. А вы поехали направо. Вы объехали весь городок и сейчас въедете в него с противоположной стороны. Удачи.

Закрыв окно машины, Боб завел двигатели и стал уезжать. Ошеломленный мужчина остался стоять. Хотя на улице уже было темно, Боб смотрел в зеркало заднего вида на мужчину. Тот постоял немного и пошел к своей машине. Боб благополучно добрался до дома без приключений.

Поздний вечер закончился у него тем, что он уселся смотреть телевизор, но, просидев несколько минут, заснул. Сегодня уже ничего не нарушало его покой. Во сне Боб кружил в воздухе. Он летал над морями-лесами-полями. Только там он был не один. Где бы он ни появлялся, Боб находил жизнь в любом ее проявлении. Животные были к нему добродушны, с ними он разговаривал, веселился и переживал с ними.

Во сне он был полностью погружен в свои мечты и отрешенность от всего происходящего в реальной жизни. В это самое время вокруг дома, уже в который раз, стали собираться разные птицы и насекомые. Они ютились к прилегающему участку земли, не решаясь подойти ближе. Если бы сейчас Боб вышел на задний двор, то ему в первую очередь, конечно же, бросилось одно одновременно и завораживающее и ужасающее зрелище. Вся задняя часть его дома теперь всегда была покрыта сплошным ковром из красивых и разных расцветок бабочек. С первыми лучами солнца они разлетелись бы или полностью растворились в полете от дома Боба.

Вторник, выключатель, часы, песок, гиря, овсянка, река, конопля, сэр, сверхновая...

Пробуждение его было обычным. Бобу даже стало немного скучно. Проснулся, и ни чего не произошло. Ни боли в теле, ни ссадин на нем. Наоборот настроение отличное умиротворенное и одновременно обреченное. Утренняя пробежка по парку. Душ. Завтрак. Поездка на работу.

— Привет Джо. Как ты? Выглядишь замечательно, хорошо отдохнул?

Пока Боб решил не говорить о своей встрече с его родственниками.

— Хорошо. Приехал брат с семьей. Подумать только мы с ним не виделись лет одиннадцать. Они вечером приехали. Сказали что заблудились. Объехали весь наш городок окружным путем. Потеряли, сам понимаешь, часа полтора. По дороге спросили дорогу, им подсказали об ошибке.

— Рад за тебя. Наверное, вспоминали свою юность и детство.

— Ты прав. А ты о чем говорил? Они сегодня под вечер заедут за мной, и поедем с ними к озеру.

— Что же сегодня короткий день или как?

— Ты сам знаешь, сколько у нас работы. Сделаем быстрее. Хорошо. Будем возиться дольше, так тому и быть. Давай работать.

Почему это он разозлился. Ай да ладно. День за работой промчался быстро. Без задержек и проволочек. Уже после обеда стало ясно, что на сегодня закончим свои дела в гараже на час, а то и больше до конца рабочего дня. Работа снова спорилась. Спешить не было ни какой надобности.

К концу рабочего дня Боб, переодевшись, пил кофе у выхода в гараж. Джо пошел под душ и переодеваться. К гаражу стала подъезжать вчерашняя машина. За ее рулем он увидел того самого мужчину. Он был один. Боб понял, что он его узнал. Как нашкодивший маленький ребенок Боб хотел сбежать, но оставлять открытым гараж, когда Джо мылся в душе, что-то не хотелось.

Мужчина остановил рядом с его DODGЕ`м свою машину. Вылез из машины и пошел к нему. В машине ни кого больше не было. Это был его шанс. Боб пошел на встречу к нему. В метрах пяти они встретились. Мужчина был немного похож на Джо.

Они стояли, глядя, друг другу в глаза. Пути обратно не было. Мужчина его не боялся. И казалось, выжидал. Если бы не событие на переезде Боб просто бы протянул ему руку и назвал бы свое имя. Как будто бы они были уже давно знакомы. Но сейчас он хотел провалиться или сбежать, чтобы никогда больше не видеться с братом Джо. В голове Боба родилось молниеносное решение.

«— Забудь про меня. Ты видишь меня в первый раз». Проговорил свой приказ Боб про себя, глядя прямо ему в глаза.

Тело мужчины среагировало мгновенно. Он немного дернулся, как будто бы отшатнулось. На его лице появилась улыбка. Она была исполнена такой полной, искренней радости... Он протянул руку для пожатия Бобу.

— Я Майк. Брат Джо. Где он?

— Сейчас будет, а я Боб. Джо пошел в душ. Он сказал, что вы с ним не виделись несколько лет. Ну, как вам встреча? Было о чем поговорить?

Они минут пять говорили как давние друзья. Он Бобу понравился. Из раздевалки свежим, в чистой одежде вышел Джо. Я уже сел вплотную подошел к своей машине, открыл дверь. Помахал обоим братьям. Сел и поехал домой.

— Это твой напарник?

— Да. Работаем вместе уже больше года. Трудолюбивый и что самое главное мы подходим друг к другу. Как мне кажется. Работа всегда спорится с ним быстрее, чем один или еще с кем-нибудь.

— Даже быстрее чем со мной?

— Как не печально, да!

— Слушай, а не мог я его раньше видеть? У меня такой сильное ощущение де жавю.

Вот и первые ягодки

До дома Боб добрался без происшествий. По пути он обдумывал свои новые возможности. Надо же, как все легко получилось. Попробую еще на ком-нибудь.

Подъезжая к своему домику Боб, заметил стоящую возле его двери девушку. Кто это? Похоже, она ошиблась домом.

Девушка повернулась и собиралась уходить. В это самый момент Боб остановился возле нее и собирался выйти из своей машины. Он ее знал. Это была девушка из его сна.

— Добрый день. Вы здесь живете?

— Да здесь живу я. Что вы хотели?

— Меня интересует один вопрос. Может быть, вы пригласите меня к себе в дом?

Бобу стало интересно. Что хотела сообщить ему она? И как она себе представляет себе увиденный мною сон?

— Заходите. Присаживайтесь. Хотите чаю, кофе, пива?

— Нет, спасибо. Мы с моим отцом приехали погостить в этот городок. Но до этого мне приснился один странный и жуткий сон. Я ехала по городу на своей машине. Потом остановилась и вышла из нее. Хотя на улице шел проливной дождь, у меня создавалось впечатление, что мне абсолютно все равно. А обошла свой автомобиль и стала толкать его сзади. Он потихоньку разогнался. Не видя, куда я его толкаю, я задавила человека. Далее я стала избивать ногами лежащего на земле пострадавшего. А когда закончила, он был мертв. С холодным потом по всему телу я проснулась тогда и более не могла заснуть до утра. Настало утро, а затем день и постепенно я забыла этот кошмар. Но по дороге сюда вчера вечером мы встретили вас у переезда. Мой отец спрашивал у вас дорогу. И мне стало сначала страшновато. Я буквально заново испытала все то, что было со мной в момент пробуждения. И знаете, кем был тот человек из моего сна?

— Судя по тому что, вы мне с таким пылом рассказали все это, наверное, я.

— Да и это так. Еще мой отец сообщил, когда вернулся в машину. Что вы раздраженно с ним говорили, и выглядели, так как будто бы уже объясняли ему всю ситуацию, в которую мы попали. Днем я ехала по городку и неожиданно увидела ваш дом. Я его тоже видела в своем сне. Кто вы?

— Знаете, я не знаю, кто вы, не знаю, кем вы меня считаете, но точно уверен, что вы ошиблись и возможно просто выдаете желаемое за действительное. Да я был вчера возле переезда, но ни кого там не видел и дороги ни кому не подсказывал. Да и грубость не в моем стиле. Можете спросить кого угодно. Я полагаю, что вам уже пора. История, которую вы рассказали, интересна только для вас. Прошу вас покинуть мой дом. И не старайтесь искать каких либо контактов в городке. Вы приехали и уедете обратно, а мне здесь еще жить и жить. Всего доброго.

— Зачем вы так? Простите, если я вас обидела. Всего доброго. До свидания.

— Это вряд ли.

Злость захлестнула душу Боба. Как она посмела приходить сюда. И еще стоя на крыльце своего дома, он наблюдал, как она садилась в стоящую неподалеку машину.

— Ну, ты у меня еще поплачешь!!! — со злобой в сердце закричал про себя Боб, — Сейчас проедешь четыре перекрестка, остановишь машину и сделаешь все в точности, что видела в своем сне, — приказал он ей. Проговорив все эти слова про себя, он стал не много отходить от злости. Зашел в дом, уселся напротив телевизора, включил какую то программу.

Из полицейского протокола:

В 18 часов 40 минут на пересечении улиц Джонса и Уолтера девушка двадцати двух лет на смерть избила мужчину. Он был одет в спортивную куртку с капюшоном. Потерпевший выбежал на спортивную пробежку. Очевидцы утверждали, что девушка сначала толкала свою машину и наехала на него. После наезда на пострадавшего она подошла к лежащему мужчине и стала избивать его ногами. Но не остановилась на этом. После того, когда на помощь подоспели прохожие. Им удалось оттащить ее от него. Он уже был при смерти. Она была явно помешенная. Постоянно выкрикивая со злостью: — Что не видишь куда идешь? После того, как успокоили ее санитары, приехавшие на «скорой помощи», она стала произносить только одну и туже фразу. — Это все он. Он меня заставил. Это все он. Он меня заставил. Это все он. Он меня заставил... Это все он…

По дороге в госпиталь мужчина скончался от потери крови и внутренних повреждений. Девушка была доставлена туда же. Принимавший ее дежуривший доктор установил временное помешательство и полное истощение организма нападавшей.

В это самое время Боб немного задремал. Сквозь сон он слышал крики этой самой девушки. Ему казалось, что по телевизору транслируют все происходящее событие. Он как зритель наблюдал за происшествием. И если бы он сейчас взглянул на себя, то заметил бы, что он улыбается.

Боб от увиденного де`жавю очнулся. Он не мог поверить этому. — Неужели я это могу. Так впервые для самого себя он осознал свою власть над людьми и приобретенными своими новыми возможностями. Новое применение его впечатлило. Он стал прикидывать в уме, что можно изменить с выгодой для себя. Только стал созревать какой-то коварный план, его тело напряглось и свело сильнейшей судорогой все имеющиеся мышцы.

Перед его взором появилась надпись: НУ, МОЛОДЕЦ Я. КАК ВСЕ ЛОВКО ПОСТРОИЛ. А ТЫ ДУРАЧОК ВОЗОМНИЛ СЕБЯ ТАКИМ СЯКИМ. НЕУЖЕЛИ ТЫ ЕЩЕ НЕ ПОНЯЛ КТО В ТВОЕМ ДОМЕ ТАРАКАНЫ?

Каждая фраз сразу впечатывалась в его мозг. Он попробовал посопротивляться, хотя бы самую малость, но ни чего пока еще не получалось. Он лежал и слушал, казалось бред выжившего из ума старика или еще кого-то. Одно его немного обрадовало, он мог уже самостоятельно мыслить так чтобы его мысли не слышал ОН. У него уже стало это получаться.

НУ, А ТЕПЕРЬ ТЫ ПОЙДЕШЬ СО МНОЙ! — это был даже не приказ, а какая-то ласковая просьба, но в мозгу Боба не возникло ни одной мысли не подчиниться и более того так получалось, что он сам этого хотел. Боб стал проваливаться в небытие, единственная мысль, пришедшая к нему перед этим: Как сильно я устал от этих передряг.

Он очнулся в комнате с окном, в которой слушал грохот грома, и разглядывал незнакомую на улицу. Боб стал ощущать свое тело полностью. Тут он увидел ЕГО. ОН стоял перед ним, возвышаясь, как огромное здание. До Боба дошло, что он не один стоит перед НИМ. Он скосил глаза налево и на их уровне он увидел того самого пса, который нападал на него в комнате, когда в первый раз приходил ОН. А где же второй? Скосив глаза в другую сторону, не обнаружил.

— Познакомься со своим новым другом. Ты должен его помнить? Это ведь он так яростно помог Саре избежать такой интересной развязки.

Боб вначале думал, что ОН обращается к нему, но как-то странно, так как будто его Боба вообще нет в комнате. Голова заработала еще быстрее, — Да ведь я пес из той двойки, что прислуживают ЕМУ, — дошло до него. Боб посмотрел в черноту его лица, точнее в то место где оно должно было быть, так как капюшон покрывал полностью ЕГО голову, а лица и вообще не было разглядеть.

Постепенно все последние события стали становиться на свои места. Как он сначала услышал голоса животных и насекомых, растений. Как дальше смог воплощаться в них и ощущать их органами чувств. Как добрался до людей. И что ему это дало. Да сейчас он был здесь и сейчас и понимал, что все эти события были цепью обучения, для того чтобы занять место в подручных ЕГО. Находясь в эмоциональном потрясении оттого, что как его ловко провели. Боб стоял и смотрел на НЕГО и не верил в то, что это происходит с ним.

— Да как же так? А как же свободная воля? А когда я смогу вернуться обратно? Пусть та жизнь была не очень интересная, но это то к чему я привык, и мне она нравилась, — прорычал Боб.

— А ты, наверное, думал о результате, когда развлекался со своими новыми возможностями? Что даже ты не хотел изменить мир и сделать его приятнее и лучше даже хотя бы вокруг тебя самого, не говоря уже об остальном мире. Ты так и продолжал жить в своей скорлупе. Ну а сейчас ты точно получишь такую возможность еще ухудшить этот ненавистный мне мир людей.

— Почему это ТЫ полагаешь, что я захочу в этом участвовать?

— Ох уж эти новенькие.

Полы ЕГО балахона немного качнулись, и новое тело Боба пронзила сильнейшая боль. Раньше он потерял бы сознание, но сейчас что-то ему не давало это сделать. Боб скованный ею стал чувствовать своим умом и душой ее. Он попробовал покинуть тело собаки, но переместиться не куда было. Стоящий рядом пес не позволил этого, а ОН как будто бы был не здесь или точнее его тела здесь не было.

— Ну что герой? Как тебе? Раньше было интересней, потерял себе сознание вот и все. А сейчас извольте, получите. Потом спросишь у Каматца, что ты еще сможешь испытать.

Только сейчас Боб заметил второго пса, который стоял рядом и тоже немного корчился от боли. Но было видно, что он уже привык к такой маленькой демонстрации силы ЕГО.

— Вот, пожалуй, и хватит. Сейчас у нас дела.

Мир вокруг Боба и его сотоварища померк. Под лапами неожиданно образовалась чернота. И она все трое провалились в нее, как в яму. Сам полет Бобу, почему не запомнился. Он потерял полностью ощущение реальности и себя в теле собаки. Только когда упал и от удара об землю пришел в себя. Вся троица была вместе. ОН стоял немного впереди. Боб узнал гараж, в котором работал вместе с Джо.

— Что ТЫ задумал? Я тебе этого не позволю! Он мой друг!

— Ты о ком это?

Тут до Боба дошло, что он каким-то непостижимым образом выдал свое самое слабое и одновременно уязвимое место.

— А ты о своем работнике? С ним попозже.

Поняв свою ошибку, Боб повернул голову в сторону Каматца. Его не проницаемый вид и ум стали для него понятны. Жалобные вопрошающие глаза продолжали глядеть на него. Как будто бы в ответ голову Боба пронзила одновременно и зловещая и добрая мысль или точнее фраза. — Сильный не тот, кто не имеет слабостей, а тот, кто знает о них и может преодолеть их. Не понятно было, откуда она пришла ему в голову.

— Да не волнуйся ты так. Толи еще будет, — пробурчал себе под нос Боб.

Он стал наблюдать за своим новым хозяином. ТОТ, казалось, ничего не делал. Просто стоял и смотрел на людей, которые проходили по противоположной улице. Когда те замечали ЕГО, то начинали улыбаться, словно дети которым дали мороженное или шоколадку.

Они снова провалились в темноту под ногами. В этот раз Боба сконцентрировался в начале провала и вышел из нее легко, без болевых ощущений и падения.

— Ты медленно учишься. Тебя я буду звать пока Щенок. Ты понял Щенок.

Они снова оказались в городке боба. Но с другой стороны. Встречающиеся люди таким же образом реагировали на ЕГО присутствие. Не понятно кого они в нем видели. Только таких довольных и радостных лиц Боб давно не встречал в своем городке. Бобу казалось, люди входили в транс и начинали любить саму жизнь и саму возможность пройти мимо НЕГО. Но что-то здесь было не все так гладко.

Следующее перемещение было неожиданным и быстрым. Они все втроем оказались в какой-то канализационной системе. Вокруг стоял зловонный запах. Вода, которая текла по дну огромной трубы, была не свежая и не чистая. Находясь в этом жутком месте, у Боба появилось ощущение обреченности и безысходности. Оно давило на него.

ОН стал кого-то звать во мраке. ЕГО слова были обращены вроде бы ни к кому и одновременно ко всем живым существам этой сточной канавы. На его зов внутри стен началось устрашающее движение. ЕГО слов нельзя было разобрать, так как Боб не знал этого языка. Шум в стенах стал усиливаться, и тут на встречу к НЕМУ устремилась из всех щелей огромная армия довольно крупных крыс. Они пищали, расталкивали друг друга, лишь бы как-нибудь первым добежать до НЕГО. Только когда из-за угла послышался глухой и очень низких рык, они все разом остановились на своих местах. Оставив прямой путь, для того чтобы кто прошел по нему, крыс стояли не шелохнувшись.

Из-за поворота сначала появилось некая зловещая тень, затем ближайшие к повороту крысы стали прижиматься к стенкам бетонной трубы. Им троим на встречу, двинулся вероятнее всего король местного крысиного сообщества. Он был крупнее остальных раза в три или четыре. Король почти вплотную подошел к НЕМУ и встал на задние лапы. Какое-то время казалось, они оба пристально смотрели друг другу в глаза. Потом ОН протянул то, что должно было быть рукой, и потрепал короля за загривок. Тот недовольно фыркнул, развернулся, и медленно стало отходить на задних лапах задним ходом. Пройдя половину пути до поворота, он повернулся и быстро стал убегать за поворот. Остальные крыс очнулись от оцепенения и припустились за своим королем.

Шуршание в стенах быстро прекратилось, и они остались стоять на прежнем месте втроем. Хозяин и его верные слуги псы. На полу под ногами, стала образовываться чернота, и Боб вместе со своими спутниками провалился вниз. Это приземление далось ему уже совсем без накладок и ушибов. Таких скачкой было еще не сколько, но в основном в мире людей на поверхности земли.

— Ну, хватит на сегодня. Каматц и ты Щенок домой – скомандовал ОН.

Так как Бобу почти ни чего не приходилось делать, он стал немного обдумывать свой приобретенный ранее опыт. Ему в мельчайших подробностях вспомнилось та задержка возле могучего дерева. И так случилось, что Боб при возращении «домой», при последнем на сегодня перемещении, полностью контролировал свое падение. Он даже не много, чтобы ОН не заметил, завис в темноте этого пространства. Боб увидел направление, в котором унеслись его спутники. Открытый перед ним туннель начал втягиваться в направление движения. Опасаясь быть пойманным, Боб рванулся следом и почти одновременно выпрыгнул из прохода. Так как он сильно торопился, то он со всего размаху налетел на НЕГО.

Налетев на своего нового хозяина, Боб почти прошел сквозь него, как сквозь что-то не материальное. Раньше казалось Бобу, что в НЕМ совсем нет плоти, и что ЕГО балахон окутывает что-то темное и зловещее. Только сейчас при падении Боб почувствовал ЕГО сущность только своей душой. И от этого ощущения он немного коснулся и подтолкнул ЕГО. Позже Боб размышлял, как это ему удалось ЕГО задеть, и пришел к одному интересному выводу, так как, пролетая сквозь ЕГО, Боб с начала ничего не ощущал. Но в следующее мгновение, как когда-то автоматически Боб пытался переместить свою сущность в другое существо, он почувствовал ЕГО. ОН не был человеком, но Боб кого-то все-таки почувствовал. Это открытие Боба очень сильно испугало, но как оказалось затем, и ОН был, застигнут врасплох.

— Я, значит, могу в НЕГО тоже переместиться, – только смог Боб проговорить про себя.

— Что же щеночек, не можешь быть попроворнее?

Очень медленно, как вода, заполняющая ванну, в тело собаки начало потихоньку, с ног, вливаться сильнейшая боль. В начале она была терпимая, но затем настолько усилилась и стала не выносимой, что Бобу показалось вот вот его лапы расплющит от такого давления. Только посмотрев вниз на них никакого давления, он не заметил. Со стороны даже показалось бы, что все хорошо. Постепенно боль стала наполнять его тело выше. Боб попытался упасть или хотя бы убежать подальше от НЕГО, но ему это не удалось. Боль продолжала подниматься все выше и выше. Уже достигла и разлилась по телу, поднималась выше.

В последующие несколько часов боль то наполняла тело собаки, то отступала. Для Боба внутренние ощущения были настолько болезненны и безысходны, так как любой сопротивление было тут же встречено неожиданной вспышкой во всем теле. Эту ночь Боб запомнил надолго, если не навсегда. Он даже привык к болевым ощущениям. Теперь для его тела уже отсутствие ее было не в радость. В такие короткие моменты отсутствия боли судорога сводила не только тело, но и душу.

Проведя всю ночь в своих мучениях, Боб дождался рассвета. Первые лучи солнца сквозь узкую щель плотных штор осветили участок пола в комнате. Боль так и не покинула его. Как человек, смотрящий на восход солнца, так и Боб стал ощущать для себя то, что прошел жуткий этап, и обязательно сегодня он сам будет стараться изменить окружающий мир вокруг себя хотя бы в лучшую сторону. А так хочется!

Где-то в маленьком...

Солнце как обычно начинало свой бег по небу на востоке. Первые лучи коснулись улиц и домов ласково и настойчиво. Мрак ночи начал таять и постепенно отступать. Утреннее чириканье птиц не нарушало идиллии этого утра. Люди и мир пробуждались.

Появились первые бегуны за своим здоровьем. Они еще сонные первые несколько десятков метров пробегали ничего, не замечая вокруг. Делали круг по своей трассе возвращались домой, уже бодрые и готовые к трудовым подвигам. Шли в душ, завтракали, переодевались. В этот самый момент их жизнь начинала ускорение и набирала обороты, чтобы что-то успеть. Успеть вовремя выйти из дома, успеть на работу, успеть на собрание, совещание, успеть за ребенком в детский сад, успеть на любимый сериал, успеть позвонит друзьям, родителям, успеть лечь спать, в общем, успеть все, ради чего как кажется стоить торопиться в этот день.

В это утро она проснулась рано, но, тем не менее, спать не хотелось, усталости не было. Повернула голову посмотрела на лежащего рядом мужа. И почему я его так ненавижу? Это, наверное, из-за его матери...

Она встала. Пошла на кухню, готовить себе кофе. Кофе получился замечательный. Приятная нега растеклась по ее телу. Нахлынули воспоминания о своем сексуальном приключении в прошлый четверг с одним незнакомцем. Гута в первый раз в своей жизни пришла к выводу, что муж ее сильно ограничивает и сильно мешает жить ей. Появилась злость, она прочно засела в ее мозгу. Я от него точно избавлюсь...

Сама того, не подозревая, Гута стала придумывать план по устранению того, который ей мешал. В ее голове появились одна за другой версии решения появившейся проблемы. На ее лице появилась улыбка. Гута стала получать удовольствие от своей злости. Раньше такого не было.

Сами собой стали открываться все новые и новые возможности убийства мужа. И она решилась. Решение пришло само собой. Только в последний момент она немного испугалась, но мозг, опьяненный кофе и адреналином притупил чувство опасности и возможного возмездия для нее. Все. Сегодня. Точно...

Гута приготовила великолепный завтрак, поставила все на переносной столик и принесла мужа в кровать. Он уже проснулся и просто лежал.

— Да дорогая, так приятно. Большое спасибо.

Он съел все с улыбкой и большим аппетитом. Его мысли были веселы, настроение замечательное. Покончив с завтраком, он обнял ее, страстно поцеловал. Они стали заниматься любовью. Она была как сама пантера. Такой он ее давно не видел, только когда-то давно в юности, в начале их знакомства. Ее стоны были невероятными, он воспарял духом. Теперь все будет у них хорошо...

В голове Гуты прочно засела одна мысль. Наслаждайся ублюдок, наслаждайся. Ты сегодня умрешь. Он вышел из нее и зашел в ванную, на ее лице выразилась такая зловещая улыбка, что если бы он ее увидел сейчас, то все бы понял.

Он трагически погиб возвращаясь с работы. В его руках были цветы, которые он нес ей. Весь день его был окрылен утренним событием. Он буквально парил над землей, в такие моменты чувство опасности притупляется. В 16.30 его переехал угнанный этим утром грузовик экспресс почты, на пустынной улице. Сторонний наблюдатель заметил бы одно обстоятельство, водитель женщина остановила грузовичок, подошла к жертве и плюнула в лицо.

После происшествия Гута бросила грузовик. Обтерла все места, которых она касалась. Сняла спецовку и направилась домой. По пути избавилась и от нее. Одна ее проблема была решена...

.....

Послеобеденный сон Сэма был снова омрачен шумом возле его дома. Сэм жил тихо в своем маленьком доме на окраине городка. Он вышел на пенсию после двадцати летней службы в полиции большого города. Сэм переехал сюда со своей супругой и подругой жизни два года назад. По началу это тихое место казалось ему тем, о чем он мечтал последние семь лет до пенсии. А где-то полгода назад соседский мальчишка решил завести себе пса. Все они в этом возрасте хотят каких-нибудь животных. Его даже просили помочь дать ему имя. Совместно они выбрали Часки.

И тут началось, Тот этот паршивый пес наделает кучу на его маленьком заднем дворе. То начнет лаять или скулить, когда Сэм спит или собирался отдохнуть у телевизора. Эти свои не большие не удобства Сэм списывал на молодость пса, и как-то старался терпеть. Терпеливо сносил все превратности. Но один случай полностью испортил отношение Сэм к соседской собаке. Душевные каждодневные мучения выматывали Сэма. Он не мог спокойно спать по ночам, засыпал плохо. Стал настолько раздражительным, что уже по дискавери не мог смотреть ни на одно животное. А раньше очень любил.

И вот как-то днем возвращаясь, домой он заметил мужчину в черном плаще на манер куклуксклановцев стоящего на другой стороне улице. Сэму показалось, что ОН обратился к нему, но ни каких слов не слышал, да и был далеко. Придя, домой через десять минут в его голове уже был полностью готовый, подписаны и принятый к действию план. Сэм точно решил, как и когда избавит мир от этой псины.

На следующий день он пошел в магазин бытовой химии и купил необходимые ему ингредиенты еще с чем-то чтобы не вызвать подозрения в будущем, ему пришла на помощь его выучка службы в полиции. Засев у себя в подвале, когда его жена ушла к какой-то подруге, он начал колдовать над своей задумкой. Сэм решил подмешать полученную ядовитую пасту в собачью еду. Когда все было готово, Сэм решил не отдавать все на волю случая, а решил проверить результат. Как-то вечером он ехал на машине с рыбалки и тут заметил возле обочины маленькую собачонку. Она, похоже, потерялась. Сэм остановил машину. Собачка прижала свой хвост и стала крутиться под его ногами, Сэм достал приготовленный корм и насыпал ей прямо на землю, стараясь не коснуться его руками.

Он достал свой раскладной стул, открыл капот, и сел рядом с собакой. Та ела с большим аппетитом, съела все подчистую, да, ты ведать, давно не ела. Но Сэм решил ей больше не давать, вряд ли Часки даже столько съесть. Он достал веревку и привязал собаку на этот ошейник к бамперу машины. И стал смотреть на часы. Пес был против такой неволи, и хотел сначала вырваться, не получилось. Усталость Сэма дала о себе знать, он немного задремал. Когда он очнулся, прошло по часам всего двадцать восемь минут. Пес уже не дышал. Внешне он выглядел без повреждений, как будто бы просто заснул. Так замечательно, не падет ни каких подозрений на меня. Сэм за веревку отволок трупик собачки в лес и поехал домой.

На следующий день он наблюдал за Часки со своей веранды, делая вид что, читает книгу, даже поиграл с ним немного. Затем пошел в подвал насыпал в бумажный пакет немного своего корма и пошел наверх. Прогуливаясь по своему участку, Сэм потихоньку высыпал из кармана и разбрасывал корм. Закончив, пошел обратно на веранду. С каким удовольствием он смотрел, как Часки бегал по его двору и ел все шарики, выброшенные из его кармана. Вечерело, его позвала ужинать жена. Сэм, удовлетворенный своим результатом и предвосхищая события, пошел в дом. В эту ночь он спал очень хорошо и спокойно. Сны ему даже не снились. На утро все сбылось, как и планировал Сэм. Проснувшись, он спустился в гостиную и увидел записку от жены на холодильнике о смерти Часки. Завтрака не было. Вот ведь пес ей дороже мужа, ну ладно смотри у меня...

.....

Когда завтрак был давно, а обед еще не настал, Алекс прислонился к окну своего офиса на первом этаже и посмотрел на подъезжающую машину. Из нее вышел его шеф. Вот ведь пашешь за него, а он разъезжает на машине, да и на работу приходит черти когда...

На идущего в здание магазина инструментов человека смотрели два полные злости и ненависти глаза. Посмотрим, кто будет потом ездить на работу позже всех... Лицо Алекса исказилось в приступе ярости. Только сегодня вся его ярость нашла неожиданный для него самого выход. Мысли очень стройными рядами выстроились и выдали то чего он сам давно хотел, только не находил в себе силы решиться на это. В этот раз было все наоборот. Страх отнять жизнь у другого живого существа притупился и более не сдерживал стремления к действию. Исходя из всего задуманного, выходило все очень просто. Почему я раньше не допер до этого раньше... Вот я, какой молодец... Ла-ла-ла... Подобие улыбки проступило на скулах Алекса.

Его босс был обречен. И полностью прекратил свое существование как личность и юридически активный член фирмы через два дня где-то на озере.

События, которые как казалось, произошли по случайности, были подстроены хладнокровно и с точным расчетом. Алекс прекрасно понимал, что после смерти его шефа появятся его родственники. А простой уход из жизни не помогал, а только мешал ему. Так опуская все подробности подготовки и реализации задуманного, скажу только, что я добился своего. Мой шеф, перед тем как впасть в кому успел доверить мне ведение своих дел, так на всякий случай. А после этого случай сразу же и представился.

Через неделю Алекса посетила другая такая же смелая и реальная мысль на счет своей падчерицы. Ну да это было только начало конца...

.....

Все события не были ни как друг с другом не связаны, как казалось в самом начале. Каждый реализовавший свои прятавшиеся мысли видел ЕГО тогда на улице. Правда, ни кто не помнил ЕГО. Да и вряд ли как то пытался связать увиденного со своими переменами.

Только один человек смог реализовать то чего так долго боялся до этого. Она перестала торговать возле школы белым веселящим порошком. Все с экономленные деньги взяла с собой и уехала в большой город учиться на адвоката. Она не верила сама еще что сможет, но этот посыл, который возник в ее голове, еще долго заставлял ее идти вперед. Падать и подниматься вновь. И она достигла своего. Может, помог ее отъезд из городка, а может и нет.

......

Силы, ночь, звезда, свет, пятьсот, калории, смерть...

Все эти происшествия для Боба в его новом обличии были не ведомы. Он только, ощущая все более наполняющую силу ЕГО на себе. Та часть, которая в самом начале позволила Бобу почувствовать ЕГО тело или какой-то стержень привело к тому, что сам он пробовал при каждом удобном случае проникнуть под покров этого черного, как сама ночь, балахон. Боб понял, что-то наполняет ЕГО из вне силой, что сам испытывает такое же прибавление зловещей силы. Мысль посетившая его в один из прыжков в новое место, была долгожданной и его собственной.

— Я смогу овладеть ИМ, как только ОН немного ослабнет. Надо затаиться...

Боб ждал. Их троица совершила вылазки все чаще и дольше. Где бы они ни появлялись, дальнейшее происходило по заведенному сценарию. Люди начинали реализовывать свои самые черные мечты. Они сразу находили в себе силы признаться самим себе, что это возможно.

Каматц был когда-то тоже человеком и жил где-то в Монголии. Он уже долго служил ЕМУ и ни как не мог избавиться от влияния. Его попытки очень жестоко подавлялись. Почему-то Боб на себе этого сильно не ощущал, наверное, ОН был очень занят или прибавление энергии компенсировала его потери от мук. Для того чтобы предотвратить какие-либо попытки к бегству, ОН после прибытия в логово, заставлял их обоих терять сознание. А просыпались они, когда приходило время вновь отправляться на задание.

В один не прекрасный день Боб очнулся раньше Каматца. Солнце еще не зашло за горизонт. Боли в теле не было. Он внутренне огляделся и не заметил близкого ЕГО присутствия. И где же ТЫ сейчас дорогой? ...

Боб поднялся на лапы, заглянут в проем приоткрытой двери. ЕГО присутствия не ощущал ни мозгом, ни отдохнувшим телом, ни испуганной душой. В комнате было темно. Плотно задернутые тяжелые шторы не давали проникать солнечному свету в нее. Боб, осторожно ступая, решил пройтись и осмотреться. Медленно продвигаясь вперед, заметил какое-то движение справа. Страх так сильно сковал его тело. Его ноги уперлись в пол, тело, не слушаясь, стало само валиться на бок, Боб как подкошенный упал. Только падая, он заметил, что справа было зеркало во весь рост, и он увидел себя. Сообразив это, Боб подскочил и хотел уже выбежать, тут он заметил единственную картину, которая стояла на полу и была завешена тканью.

— Что же ТЫ там прячешь?

Подталкиваемый любопытством, страх отступил, и Боб двинулся осторожно к картине. С каждым шагом все, более ощущая подступающий страх. Двигаясь как в замедленном фильме, он добрался до картины. Уже возле нее его душа так сильно затряслась, а тело стало частично парализованным, что он остановился как вкопанный перед ней и был не способен пошевелиться. Тут он начал падать назад, или точнее приседать и тут его задняя лапа зацепилась за край этой материи, которая свисала на пол. В тот же самый момент, как будто бы сработала сигнализация. Боб вскочил и бросился от нее из комнаты. Зацепившаяся ткань последовала за ним. Слетела в сторону с картины.

Боб оглянулся через плечо сначала на свою лапу, ткань и только затем поднял взгляд на открытую картину. Едва взглянув на нее Боб, ощутил ЕГО рядом. Охвативший его страх еще мгновение позволил задержать взгляд на изображении, он бросился из комнаты и в самых дверях налетел на Каматца. Тот среагировал быстрее. Завязалась битва, если быть точнее простое избиение Боба. Победителем был Каматц. В самый разгар их потасовки появился ОН. Когда инцидент закончился Боб лежал в луже крови, но с целыми костями. Каматц отступил к ХОЗЯИНУ и сел рядом с ним. Свой тоскливый взгляд Боб направил на своего товарища, как бы прося прощения. И тут в дело вступил ОН.

Боб израненный и окровавленный еще пытался пошевелиться, боль пронзала вновь и вновь его душу, тело и мозг. Только одна мысль заставляла его улыбаться – теперь я знаю кто ты. Но сознание потерять ему так и не дали. Его муки продолжались еще какое-то время. Секунды тянулись и тянулись. Боль менялась, не давая возможности привыкнуть к ней. Казалось все, сейчас, он покинет тело пса и умрет. В это самое мгновение ему позволили потерять сознание, и Боб провалился во тьму.

Когда он очнулся, рядом был только Каматц.

— А ты молодец. Я тобой восхищаюсь. Столько времени я возле него, но так и не решился даже войти в ЕГО чертог, а ты был там и, судя по реакции, что узнал важное о нем.

— Спасибо, что помог мне, изранив мое тело, мне было легче перенести остальное. Спасибо тебе. Спаси… бо... о...

И Боб вновь провалился, но уже во мрак.

Боб вновь пришел в себя. Окинул взглядом свое теперешнее тело, оценил состояние и пришел к выводу, что тело полностью восстановлено и готово к решительным действиям. Рядом находился Каматц. Они одновременно почувствовали приближение ЕГО. Тут же без какой-либо задержки они понеслись в туннель перехода и «вынырнули» в каком-то пригороде.

— Теперь мы с вами начнем доводить дело до его логического конца. Первый пробный вариант сработал просто отлично. Эти людишки за все мне заплатят... – смеясь, вещал ОН свое видение на предстоящие события.

Вот и утро.

Свет медленно загорался над городком. Наступало теплое замечательное утро поздней осени. Уже стояли голые деревья. Листва лежала то тут то там. На первый взгляд создавалось впечатление, что в этом городке ни кто не прибирается. Хотя в нем все еще жили люди.

После первого появления в нем всей троицы прошло восемь дней. Вчера вечером она вернулась и оставалась в нем всю ночь. Этой прошедшей ночью ни один житель этого городка не смог уснуть, как ни старался.

Они все просто лежали в своих кроватях и находили в себе силы осуществить самые смелые свои планы по устранению или вернее сказать разрешению проблем.

Ночь, стервятник, шакалы, радуга, морг, лужа крови, бассейн...

За всем этим наблюдал ОН. ОН подгонял их самые жуткие чувства и подталкивал для свершения ЗЛА. Казалось, ОН был с каждым рядом и нашептывал мягко, вкрадчиво. И каждый его услышал. А утром встал и уже знал, чем ему заняться дальше и кого повстречать.

Этот день, конечно же, позже был назван, жадной до сенсации и смертей, прессой кровавым. Но начинался он просто и не затейливо.

К пятнадцати часам на центральной площади сошлись с предметами, заменяющими оружие, даже подростки. Толпа, разделенная как будто бы надвое внешне, не была разделена никак. Каждый нашел и начал свою битву именно с тем с кем хотел свести свои счеты.

Только один ОН наблюдал за всем этим происшествием. И радость распространялась и на ЕГО, сидящих рядом, псов. ОН был горд и неосторожен.

В тот самый момент Боб попробовал переместиться в НЕГО. Раньше у него ни как не получалось и он ни как не мог понять почему. А теперь увиденное изображение на картине, придало новые силы, и Боб переместился в него. Но не управлял его телом. А был совместно с кем-то еще там. Но тот не обратил на него никакого внимания.

Прежний опыт Боба кричал ему уходи, быстрей, тебе после будет хуже. Но ничего не происходило. Бобу даже показалось, что ему ни чего не будет. Между тем ОН наблюдал за ним, внутри себя и даже казалось, был рад этому больше, чем событиям, происходящим перед ними.

Битва шла своим чередом. Кто уже успел порешить свои проблемы, не старался остановиться, а находил новые не решенные проблемы. Тем более что все кто жил в этом городке были здесь. Общая картина был ужасающая и зловещая. Только одно ни кому так и не удалось сделать. Это кого-нибудь защитить. Да, честно говоря, никто и не пытался.

Когда алый диск солнца начал опускаться за горизонт леса, перед НИМ и его псами остался один человек. Он стоял на коленях, полностью окровавленный. Левый глаз отсутствовал, из предплечья правой торчал обломок кости. Казалось ничто, уже не вернет это существо к человеческим радостям, но этот мужчина поднял голову с одним глазом к солнцу, и на его лице появилась улыбка. О чем он мог думать, наверное, о красоте заката, или об окончании битвы, а может о том, что все его проблемы решены так сразу и быстро.

ЕГО взгляд остановился на его улыбке, и вся троица приблизилась вплотную к оставшемуся победителю.

— Ну что ты рад? – отозвалось у мозгу Боба.

— И чему тут можно радоваться?

— Как посмотри на того, у кого больше нет никаких проблем.

— Да с тобой трудно не согласиться, но теперь у него нет и радости.

— Да, это верно.

— Но теперь посмотрим, что будет дальше.

— Так это еще не все?

Мгновенно душу Боба втянуло в НЕГО. ОН двинулся к победителю. Его единственный глаз выразил колоссальную ярость. Он даже попытался подняться на ноги. Но ТОТ был быстрее и нанес удар ему раньше. Находясь в НЕМ Боб, видел это по-другому. Часть глубокой тьмы отделилась от мантии. Она как будто бы была брошена в человека, прилепилась к нему и постепенно полностью окутала его. Этот сгусток темноты высосал из лежащего победителя всю накопленную энергию, которую он получил во время своей битвы. Завершив свое дело, она наполненная вернулась к хозяину. Человек же повалился на землю уже мертвым.

В душе, если она была, ЕГО появилась новая, неосвоенная энергия, которая тут же начала как по заготовленному сценарию распределяться в НЕМ. Наблюдая за этим, Боб заметил маленькую надежду для спасения. Он понял, что все можно вернуть. Всех спасти. Всех уберечь от НЕГО. С надеждой в сердце Боб вынырнул обратно в пса.

И надо сказать во время. ТОТ не заметил, что Бобу удалось проникнуть в НЕГО. Или сделал вид. Где-то рядом открылся переход, и их троих втянуло в него. Посадка прошла еще более грубо, чем раньше. Даже Каматц с треском упал об пол. ОН сразу удалился к себе. Ни чего не оставалось делать, как просто лечь и попытаться отдохнуть. Что они оба и сделали.

Последующие дни прошли в безделье и муштре. Мозг Боба лихорадочно перебирал варианты своего спасения. Спасение же своих соседей по городку отошли на дальний план. Сейчас бы самому бы вырваться…

За все за этим периферическим зрениям наблюдал Каматц, но ни каких комментариев тот не дал.

Черепичная крыша, рыба, конь, книга, хвост, дым, луна, время, склеп.

Ради эксперимента Боб в один из дней решил посредством своего внутреннего ощущения покинуть свое тело собаки и проникнуть в соседнюю комнату, в которой находился ОН. Вот он посмотрел на себя со стороны. Каматц казалось, спал. Дальше Боб двинулся к двери. Попытался ее толкнуть, но ни чего не вышло. Да и зачем я это делаю…

Быстро сообразив, Боб просто смело двинулся в дверь и неожиданно для себя прошел ее насквозь. Какое-то сопротивление не давало ему сразу проникнуть в комнату. Боб напрягся, и натиск сопротивления резко ослабился. Он стал падать прямо вперед, но устоял.

Вот тяжелая штора, которая прикрывает дверь в ЕГО комнату с другой стороны, вот и ОН сам. Бобу показалось, что он сильно шумит, но по отсутствию реакции с ЕГО стороны понял, что это не так. Он вплотную приблизился к НЕМУ. Ни какой реакции не последовало. Неожиданно для себя Боб просто так вошел в ЕГО тело. Попробовал поднять руку, но она была очень тяжелая и стала подниматься очень очень медленно, но все таки шла вверх, хотя и медленно. Что же это такое…

Боб в испуге выпрыгнул из НЕГО и рванул к двери. ЕГО рука, которую Боб пытался понять, также медленно стала опускаться обратно. Боб уже был перед самой шторой и у же прошел ее. Тут неожиданно для самого себя, налетел на себя самого. Оба двойника были похожи как две капли воды. Между ними возникло сильно притяжение. Боб вспомнил, что когда входил в дверь, было сильное сопротивление, и немного поупирался и просто отошел в сторону. Его двойник повалился прямо в дверь и исчез за ней. Боб забрался в своего пса и стал спокойно готовиться ко сну.

Уснуть так и не удалось. Из кабинета появился ОН. И вся троица взмыла в воздух в открытый переход. Такой вид отправления еще Бобу не удавалось испытать на себе. Его тянуло все выше и выше. По сути ощущения перемещения были те же самые что и раньше, но только было другое направление вверх и только вверх. Куда это мы…

Там где они оказались только что выпал снег. Все кругом было белоснежно чистым и свежим. Вокруг ни кого не было. Ни одной живой души. Прямо им навстречу из земли кто-то или что-то спешило. Опуская спецэффекты и шум, перед НИМ, совсем рядом, появился такой же, как ОН. Единственное отличие было в росте. Вновь прибывший был очень высок и громаден. А прислуживали ему два тигра. Их шкуры так сильно блестели в свете зимнего солнца, что казалось, шкуры их были из чистого золота.

Ближе подойти не было ни какой возможности. И те и другие сидели как будто приклеенные к снегу. Хотя холода не чувствовалось. Ходили друг перед другом только ОНИ. Их безмолвная беседа шла неторопливо и неслышно.

Беседа длилась так долго, что солнце уже зашло за горизонт, а небо начало переливаться звездами. Боб посмотрел на НЕГО и скорое ощутил нарастающее недовольство. Потом произошло нечто не объяснимое. Внезапное раздражение его хозяина перешло в яркую вспышку молнии где-то посередине между НИМИ и ушла в снег. Резко начал дуть сильнейший порывистый ветер, но ничто не причинило вреда ни им, ни тиграм. Боб подумал со смешанным чувством жалости, презрения и изумления к НЕМУ — и тут его осенила — так ведь я переместился во времени в комнате и встретился с самим собой…

Это маленькое открытие вызвало в нем ощущение чуда. Казалось, что такое просто не возможно. И эта возможность дала толчок к тому, что теперь в его голове стали одна за другой появляться определенные возможности для реализации задуманного спасти всех, как он и хотел. Теперь это реально, только риск тоже велик…

Боб подумал о том, что тех, кого он знал, уже наверно и нету. Они остались только в ЕГО воспоминаниях и единственный шанс вернуть их к жизни только каким–то образом вырвать из НЕГО память о бывших своих соседях…

Может влезть в НЕГО и посмотреть, что и как…

Может спросить Каматца…

Может спросить ЕГО…

Может такое невозможно, и ни кого уже не вернешь…

А если с НИМ что-нибудь случиться, что будет с ними…

Надо будет ЕГО охранять получше…

А что если ОН сам захочет все вернуть…

Только вот как ОН захочет…

Но ведь и я был там...

Значит и я сам, что-то помню и даже, наверное, лучше НЕГО…

Да, мне надо попробовать влезть в Каматца…

Может эффект будет тот же…

Точно…

Я смогу, ведь смог же с НИМ такое проделать…

А может и получиться…

В любом случае надо попробовать сегодня же…

А там будет видно…

А может…

Погруженный в свои раздумья, Боб пропустил тот момент, когда и откуда-то появился еще один посетитель. ОН был очень похож на единорога, то есть белый конь с прямым рогом на лбу, только уменьшенный раза в четыре. И у него не было ни каких слуг.

ОН стоял между НИМИ и просто кивал своей головой, как в нервном тике. Боб находился к единорогу ближе всего и смог ЕГО разглядеть. Казалось, что ОН просто не видит вообще слуг обоих противников, но неожиданно Боб услышал в своей голове сначала тихо тихо, а затем все громче и громче.

— ЕГО место…

— только так…

— возможно заняв…

— Только так задуманное тобой возможно. ЕГО убей, и место ты ЕГО займешь …

— Да, но как?

— Ты и сам уже знаешь…

— Вот так все просто?

— …

— И как же это сделать?

Молчание продолжалось некоторое время. Боб уже пришел к выводу, что уже все разговор закончен, но тут …

— … решай сам …

Эта фраза прозвучала очень закончено и четко, что в душе у Боба не осталось, ни какого сомнения, что никто и ни что больше не произнесет ему ни звука, ни слова.

Только Боб понял это, как все вокруг оживились и стали помаленьку исчезать из поля его зрения в том же порядке, что и прибыли. Сначала единорог, затем тигры и их хозяин, и потом хозяин Боба, и они с Каматцем. … Да и опять мы последними…

По прибытии в мозгу у него появилось четкое представление того, что уходит какое-то время. В его голове крутился только один вопрос или точнее сказать одна фраза: «знаешь ты и сам решай…» Но что она означала по началу, было просто не понятно.

А время истекало. Внутренние часы отсчитывали свое время в обратную сторону, Боба уже не мог просто спать. Даже во сне его не отпускал этот процесс. Его уже меньше всего стали волновать те жуткие события участником, которых он становился вмести с НИМ и Каматцем. Усталость его собачьего тела остановилась где-то давно. Он полностью не ощущал ее. Его мысли были заняты одним уходящим временем и теперь уже более понятным вопросом. Каждая клеточка его тела была занята поиском решения на мучивший его вопрос.

Вот и все пора к себе…

Будильник, звонок, ОН, рельсы, крик, стекло, прошу любить и жаловать…

Боб спал. В его голове уже осталось места для каких-нибудь мыслей кроме той, которая мучила его. Сначала он сам ее поддерживал, затем она прочно обосновалась в мозгу. В один прекрасный момент Боб даже заметил, что уже не может управлять ее. Он хотел уже как-нибудь заглушить ее. Но ни один способ пока не сработал. В этот раз Боб очень четко осознавал, что он вроде не спит, и был до самого конца в этом убежден.

Он вновь отделился от тела пса и ринулся в закрытую дверь кабинета ГОСПОДИНА. Удачно миновав дверь, портьеру, Боб приблизился к НЕМУ. Не колеблясь ни одного мгновения, сразу или точнее сказать с разбегу влился в НЕГО. Вот он уже полностью завладел мыслями о его городке, которые были доступны ЕМУ. Боб полностью, как видео фильм просмотрел все происшествие до самого окончания. Но пока ни чего такого чтобы помогло бы решить мучивший его вопрос, не смог заметить. Может еще раз взглянуть…

Он снова и не один раз посмотрел эти ужасающие кадры и уже сам его мог смотреть в своей голове. Немного замер и как от легкого удара электрического тока очень резко встрепенулся. Испуг от этого был настолько сильный, что Боб встрепенулся как от звонка сработавшего будильника возле самого уха. И тут до него донеслась негромкая и по началу не заметная мысль: Пора бы тебе уже и сообразить…

Боб открыл глаза и только сейчас понял, что спал. Он лежал на полу. Его лаза были направлены на Каматца, который лежал с открытыми глазами, и казалось, охранял и оберегал его.

— Что страшный сон?

— …

— Знай, у тебя все получится. Но поверь мне, результат будет для тебя самого самым неожиданным и не таким уже и желанным как кажется сейчас.

— Если ты знаешь, чего я хочу, то почему сам не реализуешь этого?

— Это очень сложно объяснить. И я думаю, что ты, во-первых, мне не поверишь, а во-вторых, эту возможность ОН дает только одному из нас. Или тебе или мне.

— Что ты хочешь сказать этим?

— Сейчас Боб ты просто не в состоянии понять и принять это. Мозги еще не так устроены. Когда придет время и, находясь с другой стороны, ты начнешь даже думать по-другому.

— С другой стороны? Стороны чего? И почему ты мне не помогаешь?

— Боб ты уже заметил, наверное, что тебе ни я, ни ОН не мешаем. Ну а помощь для тебя будет просто и незаметно для тебя жестко пресечена ИМ.

— Странно. Что же это, в конечном счете, значит?

— Боб я уже и так много тебе сказал. Пойми больше я просто не в состоянии произнести. Не о того, что не хочу или желаю посмотреть, как ты оплошаешь. Ведь механизм всего происходящего взаимозавязан на нас троих. Тебе, НЕМ и мне.

— Так все ПРОСТО! Сказал все и ни чего? Да ты сам себя послушай я такой сякой, а сам даже не можешь даже пальцем пошевелить, чтобы помочь.

— И что с того тебе от шевеления моих пальцев. Пойми помощь придет только от тебя самого самому себе.

— Да ври больше. Ты, верно, сам хочешь занять ЕГО место. Я так понимаю, что ты служишь ему дольше, чем я. Да сам, наверное, пришел к какому-нибудь выводу и решил дождаться такого олуха, как я.

— Боб ты прав в том, что я уже очень давно служу у НЕГО. Сейчас ты даже не сможешь представить сколько. Столько долго и так еще мало в моем теперешнем состоянии и положении, что не могу придумать для тебя хотя бы самое простое объяснение.

— Да просто сразу как ты закончил говорить, стало все понятно и внятно. Спасибо хоть не мешаешь ни ты и ни ОН. Что тут еще можно добавить?

— Напрасно ты так. Ведь ты сам, когда-то был …

Буквально на последнем звуке тело Каматца обмякло и мешком повалилось на пол. Боб стоял и озадачено смотрел на лежащего.

— Ты, эй? Что с тобой? Хватит претворяться. Давай вставай.

Каматц ни как не реагировал. Боб подполз к нему вплотную. Посмотрел в его открытые стеклянные глаза. Покрытые туманом они ничего не выражали. Он не дышал. Вот так так…

— И что с ним случилось? И кем я был? Еще и сам…

В его переполненной от мыслей голове пронеслось что-то темное и необъяснимое необъятно. В этот момент Боба покинуло сознание. Оно собой заволокло остатки реальности Боба.

… Он находился возле того самого супермаркета, с которого все, как ему казалось, началось. Но смотрел на все происходящее со стороны. Вот люди заходят в магазин по своим делам. Никто ни на кого не обращает особого внимания. Все чем-то заняты. Неожиданно для них самих, Боб чувствует, что они видят его каким-то внутренним зрением. Бросают свои занятия в выборе каких-то товаров и идут к стеклянной стене, которая выходит к стоянке. В их глаза читает обреченность, то есть полной подчинение чему-то или кому-то, в том, что они все сейчас отдадут свои жизни добровольно. Все стоят возле стеклянной стены и на кого-то смотрят на стоянке. До Боба доходит, что они смотрят на него, и что именно ему они отдают то самое ценное, что у них есть сейчас. Даже маленький мальчик и его собачка так сильно хотят этого. И их жертва пронизана какой-то надеждой в спасении, и выбором отдать именно ему. Тут стекло лопается и в следующее мгновение они уже мертвы…

Боб очнулся от охватившего его ужаса, но не смог отреагировать, так как реагируют все, тело собаки было очень сильно измученным и уставшим. Даже попытка подать голос не состоялась. Просто не было сил. Боб уставился в потолок. В голове было просторно и свободно. И только одна мысль пульсировала и будоражила остатки сил.

«Они сами выбрали меня, так как другой выбор был намного хуже». Какой другой, он не мог понять. По крайней мере, сейчас. А время уходит.

В лихорадочном ритме заработали его мозги. Мысли перепрыгивали с темы на тему. Бобу стало казаться, что это к чему-то должно привести. Но уже в который раз у него создавалось ощущение приближения к решению, и тут же какая-то неведомая сила отбрасывала его еще дальше, чем был в начале своих рассуждений. Раз за разом возвращаясь к разных сторон к какой-то точке в бесконечном мире рассуждений. На исходе второй луны Боб понял, что проиграл. Все его попытки найти простое решение окончились не удачей. А все сложные не могли гарантировать устойчивого и точного результата.

— Вот и все. Ведь кем я только не был за последнее время. И человеком, монстром и мотыльком, деревом, а теперь я и пес. И эти различные точки зрения, не дали ни какого практического применения. Как быть? Как им помочь? Как самому спастись?

— Может, я и не пробовал использовать полученные знания? Они то бесконечно мудрее меня.

Обессиленный и подавленный Боб провалился в дремоту. Процесс поиска настиг его и во сне. Только полное поражение помогло отбросить иллюзию полной своей власти над своей реальностью. Когда иллюзия растаяла в утренней заре, Бобу в голову ворвалось решение. Оно забрезжило вместе с первыми лучами солнца. Постепенно набирая силу и мощь.

— Да ведь я еще не был ИМ. Как все просто.

Буквально с этими словами Боб вернулся из сна. Если бы он мог произнести это в слух, то только криком. Так невероятно и неожиданно для него самого было решение. Тут же не задумываясь о последствиях, он двинул в комнату к НЕМУ.

— Долго же ты шел!!!

— Да я смотрю, что все уже в курсе всего и готовы для этого.

— Хватит патетики, начинай.

— Можно несколько вопросов.

Только сейчас Боб осознал, что разговаривает с ним на равных, а не так как раньше. Ни какой жалости, ни к себе, ни к нему в его душе даже не возникало. О чем бы спросить?

— Давай, только три вопроса. Итак, в этот раз ты не очень сообразительный.

— Кем я был раньше?

— Да ты и сам скоро поймешь. Давай дальше.

— Постой. А объяснения.

— Ты думаешь, что здесь тебе справочная? Или что? Пока ты не сделаешь, то зачем сюда пришел, не поймешь. Да и не трать впустую свои вопросы.

— Почему я?

— На твоем месте я бы поставил вопрос по-другому: зачем я? Но вот ответ потому-то. Последний.

Боб задумался на целую минуту. Что бы еще спросить? Как построить вопрос? Да и вообще, на какой я рассчитываю ответ? Эти мысли роились в его голове.

— Ладно, вот мое решение. Последнего вопроса не будет. Хочешь ты того или нет, но его не будет.

— Сообразил? Пошел! Раскрывайся дальше!

Боб вынырнул из тела собаки и завис над ним, как бы прощаясь. Только сейчас находясь в таком состоянии и понимая, что он равен ЕМУ, он увидел под черным балахоном того, кем должен был стать в недалеком будущем. Постепенно приближаясь уже к нему Боб, также начинал отдельные части его тела. Сначала увидел стопы, голень, колени, бедра, кисти, локти, живот, грудь и плечи, шея и голова. Внезапно Боб остановился и попятился назад, увидев лицо его. В его души проник неожиданный ужас. Как так может быть?

Это был он сам. Добравшись до лица Боб, увидел себя или точнее человека, которым он был раньше. Он уже хотел бежать подальше отсюда, но неведомая сила была сильнее его желаний. От тела молодого парня отделился сгусток тьмы и проплыл за его спину. С чувством обреченности и победы этот сгусток стал прямо таки заталкивать Боба в НЕГО. И тут Боб закричал: «Так это я был ИМ».

— Да это ты сам – получил он ответ.

Вся процедура закончилась быстро. На него нахлынули все происходившие события, так как будто они были его им самим пережиты и прочувствованы до глубины души.

— Ну что с возвращением?

— Так не должно быть.

— Да мы оба знаем, что только именно так и должно БЫТЬ! Хотя…

Потеряв сознание, Боб уже не мог отключиться от окутавшей его новой реальности. Что-то или кто-то удерживал его в ней твердой рукой. …Я смогу это изменить… Только и пронеслось в его мозгу.

— Да умник. ТЫ же сам этого хотел и добился. Ведь тогда возле магазина все и началось. Сам приблизился к тому парню. И тебе удалось того избежать. Все бы хорошо только ты не подумал о последствиях. ТЫ сам разделался со своим слугой, который хотел сбежать отсюда к тебе. Там на рельсах. И у всего есть последствия. Там их ты видел. Тебе бы все удалось, если бы не твое желание помочь им…

— И что с того. Ведь это мой выбор и моя ответственность. Сам то ты не можешь этого, как бы не старался.

— Да забыл предупредить тебе и в этот раз не удастся сбежать. Но посмотрим на твои попытки.

.....

Смеркалось, Боб припарковал машину на стоянке около здания одноэтажного магазина, заглушил двигатель и стал вспоминать, что купить. Затемненные стекла машины позволяли ему сидеть в машине не замеченным. Вспоминая предстоящие покупки, он стал наблюдать за происходящим в магазине и около входа. В магазин зашли двое молодых людей, пожилая пара с внуком и собакой. Хозяин за кассой подсчитывал покупки у молодой барышни.

Только он хотел выйти из машины, его вниманию привлек какой-то странный нарастающий звук похожий на скрип. Звук был настолько высоким, что ему пришлось зажать уши и зажмурить глаза, чтобы не слышать его, но это не очень помогало. К машине кто-то или что-то приблизилось, т.е. Боб почувствовал чье-то присутствие всем своим телом. Из носа хлынула кровь. Он потерял сознание.

ОН вплотную приблизился к лежащему парню и стал пытаться сообщить ему светящимися буквами, что он и есть тот самый СЛЕДУЮЩИЙ…

2005